Роман огромный, первые 55% оооочень затянуто. Не хватало красивого слога, хотя читается легко. Но объем большой, а рассказать вкратце книгу можно быстро. Как-то меня не впечатлило, хотя интересная жизнь одной семьи. Автор очень много времени уделяют женским грудям, иногда перебор. Если бы роман был бы в два раза меньше по объему, то я думаю, больше бы мне понравился, т.к. его хотелось быстрее дочитать, а он всё не кончался и не кончался.

Рецензии и отзывы на книгу Большая грудь, широкий зад

丰乳肥臀 莫言著; Big Breasts and Wide Hips

Книги, похожие на Большая грудь, широкий зад

Персоны книги Большая грудь, широкий зад

Мо Янь
Автор

Отзывы к книге «Большая грудь, широкий зад» (7)

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
Да... Мощная книга! Это полномасштабная история Китая от японской оккупации, и даже раньше, до современности, от нормального общества, хотя и своеобразного, к первобытной дикости китайского коммунизма и оттуда к обществу победившей жадности. Конечно, это микроскопическая часть многотысячелетней китайской истории. Но никогда после императора Цинь Шихуанди народ не постигала такая напасть... Читать полностью
Да... Мощная книга! Это полномасштабная история Китая от японской оккупации, и даже раньше, до современности, от нормального общества, хотя и своеобразного, к первобытной дикости китайского коммунизма и оттуда к обществу победившей жадности. Конечно, это микроскопическая часть многотысячелетней китайской истории. Но никогда после императора Цинь Шихуанди народ не постигала такая напасть, как в XX веке. История показана через судьбу семьи Шангуань, которая "как лук-порей": её уничтожают, но она снова и снова даёт свежие ростки. Только одна матушка, корень рода, как-то смогла дожить до 95 лет и умереть своей смертью. Все остальные либо погибают от рук японских захватчиков, либо ****** самыми разными способами в гражданской войне, либо кончают жизнь самоубийством, опять же самыми разными способами. Одни расстреляны, другие обезглавлены, утоплены, убиты скалкой, повесились, застрелились, бросились с колокольни или с обрыва и т.д. и т.п. Одного из предков семьи Шангуань даже заживо поджарили... Есть много сцен, способных вызвать рвоту. В целом повествование довольно жёсткое. Детям и слабонервным читать не рекомендуется. Удивительно, что китайский народ помнит всю свою историю. Об этом свидетельствуют многочисленные цитаты из произведений поэтов тысячелетней давности, военачальников, философов и простых людей. Людей, многие из которых жили ещё до Христа! Не могу представить себе, чтобы кто-нибудь в разговоре процитировал "Слово о полку Игореве" или "Повесть временных лет". (Разве что "обильна наша земля, а порядка в ней нет".) Более того, нам нужен переводчик, чтобы понять древние тексты. Китайцам ничего не надо. Стихи поэтов древности знает и понимает каждый. Очень понравился мне язык, которым написана книга. Много неординарных китайских пословиц использовал автор. Например, "исхудавший верблюд всё равно больше лошади" или про не очень порядочного или очень жадного человека сказано так: из него "даже катком дерьма не выжмешь". Образно, образно, и спасибо переводчику. У меня часто бывают претензии к переводам, но не в этом случае. Видно, что перевод хорош, хотя у меня и нет никакой возможности сравнить его с оригиналом. Все характеры выписаны выпукло и убедительно. И повороты судьбы их невозможно предсказать заранее. Может быть, китаец и смог бы счесть некоторые извивы сюжета ординарными, но для меня почти всё явилось неожиданностью. Читать поэтому было очень интересно. Я обычно не читаю книг такого объёма и не доверяю Нобелевским и другим литературным премиям. Обычно я такие книги дочитываю до конца с большим трудом. Но эта книга пошла на ура, несмотря на то, что я иногда путался в многочисленных сёстрах, зятьях и племянниках главного героя. Вообще-то, на мой взгляд, главным героем книги является не никчёмный Цзиньтун, как написано в аннотации издательства, а его матушка. И ещё -- героем повествования является история Китая XX века. Я считал, что в достаточной мере знаком с Китаем и его историей и неплохо понимаю народ этой страны. Оказалось, что это совсем не так. Теперь я знаю всё это намного-намного лучше. Аналогичная история уже была у меня с Индией и книгой "Дети полуночи" Салмана Рушди. Поэтому считаю обе эти книги очень для себя ценными. Всем рекомендую прочитать. (Кроме двух категорий, обозначенных выше.)
25 января 2015 Поделиться
Да... Мощная книга! Это полномасштабная история Китая от японской оккупации, и даже раньше, до современности, от нормального общества, хотя и своеобразного, к первобытной дикости китайского коммунизма и оттуда к обществу победившей жадности. Конечно, это микроскопическая часть многотысячелетней китайской истории. Но никогда после императора Цинь Шихуанди народ не постигала такая напасть, как в XX веке. История показана через судьбу семьи Шангуань, которая "как лук-порей": её уничтожают, но она снова и снова даёт свежие ростки. Только одна матушка, корень рода, как-то смогла дожить до 95 лет и умереть своей смертью. Все остальные либо погибают от рук японских захватчиков, либо гибнут самыми разными способами в гражданской войне, либо кончают жизнь самоубийством, опять же самыми разными способами. Одни расстреляны, другие обезглавлены, утоплены, убиты скалкой, повесились, застрелились, бросились с колокольни или с обрыва и т.д. и т.п. Одного из предков семьи Шангуань даже заживо поджарили... Есть много сцен, способных вызвать рвоту. В целом повествование довольно жёсткое. Детям и слабонервным читать не рекомендуется. Удивительно, что китайский народ помнит всю свою историю. Об этом свидетельствуют многочисленные цитаты из произведений поэтов тысячелетней давности, военачальников, философов и простых людей. Людей, многие из которых жили ещё до Христа! Не могу представить себе, чтобы кто-нибудь в разговоре процитировал "Слово о полку Игореве" или "Повесть временных лет". (Разве что "обильна наша земля, а порядка в ней нет".) Более того, нам нужен переводчик, чтобы понять древние тексты. Китайцам ничего не надо. Стихи поэтов древности знает и понимает каждый. Очень понравился мне язык, которым написана книга. Много неординарных китайских пословиц использовал автор. Например, "исхудавший верблюд всё равно больше лошади" или про не очень порядочного или очень жадного человека сказано так: из него "даже катком дерьма не выжмешь". Образно, образно, и спасибо переводчику. У меня часто бывают претензии к переводам, но не в этом случае. Видно, что перевод хорош, хотя у меня и нет никакой возможности сравнить его с оригиналом. Все характеры выписаны выпукло и убедительно. И повороты судьбы их невозможно предсказать заранее. Может быть, китаец и смог бы счесть некоторые извивы сюжета ординарными, но для меня почти всё явилось неожиданностью. Читать поэтому было очень интересно. Я обычно не читаю книг такого объёма и не доверяю Нобелевским и другим литературным премиям. Обычно я такие книги дочитываю до конца с большим трудом. Но эта книга пошла на ура, несмотря на то, что я иногда путался в многочисленных сёстрах, зятьях и племянниках главного героя. Вообще-то, на мой взгляд, главным героем книги является не никчёмный Цзиньтун, как написано в аннотации издательства, а его матушка. И ещё -- героем повествования является история Китая XX века. Я считал, что в достаточной мере знаком с Китаем и его историей и неплохо понимаю народ этой страны. Оказалось, что это совсем не так. Теперь я знаю всё это намного-намного лучше. Аналогичная история уже была у меня с Индией и книгой "Дети полуночи" Салмана Рушди. Поэтому считаю обе эти книги очень для себя ценными. Всем рекомендую прочитать. (Кроме двух категорий, обозначенных выше.)
Большое эпическое произведение о жизни китайской глубинки и отдельно взятой семьи, охватывающие почти вековой период. С 30-х годов 20 века до начала 2000-х. Но кто ожидал, что роман эротический, исходя из названия, будет разочарован.
Большое эпическое произведение о жизни китайской глубинки и отдельно взятой семьи, охватывающие почти вековой период. С 30-х годов 20 века до начала 2000-х. Но кто ожидал, что роман эротический, исходя из названия, будет разочарован.
29 сентября 2014 Поделиться
Большое эпическое произведение о жизни китайской глубинки и отдельно взятой семьи, охватывающие почти вековой период. С 30-х годов 20 века до начала 2000-х. Но кто ожидал, что роман эротический, исходя из названия, будет разочарован.
Название ипотажно-сексуально и это путает. Вроде бы, это описание крестьянки у Мао. Так бы и следовало назвать произведение, будь это классический реализм. Автор считает этот роман лучше нобелевской "Страны вина" и я с ним согласен. Тот стилистически сложнее и современнее по форме, но этот более прочувствован, более откровенен.
Название ипотажно-сексуально и это путает. Вроде бы, это описание крестьянки у Мао. Так бы и следовало назвать произведение, будь это классический реализм. Автор считает этот роман лучше нобелевской "Страны вина" и я с ним согласен. Тот стилистически сложнее и современнее по форме, но этот более прочувствован, более откровенен.
18 апреля 2014 Поделиться
Название ипотажно-сексуально и это путает. Вроде бы, это описание крестьянки у Мао. Так бы и следовало назвать произведение, будь это классический реализм. Автор считает этот роман лучше нобелевской "Страны вина" и я с ним согласен. Тот стилистически сложнее и современнее по форме, но этот более прочувствован, более откровенен.
Сто лет одиночества и Тихий Дон на китайский манер. Выдающееся произведение, как жаль только, что это, увы! не магический реализм. А самый что ни на есть обыкновенный. Как-то писатель обмолвился, что образ Цзиньтуня - это метафора китайской интеллигенции. Я был поражен, насколько этот образ подходит к нашей, российской (язык не поворачивается назвать их русскими) в одном только отличие, ... Читать полностью
Сто лет одиночества и Тихий Дон на китайский манер. Выдающееся произведение, как жаль только, что это, увы! не магический реализм. А самый что ни на есть обыкновенный. Как-то писатель обмолвился, что образ Цзиньтуня - это метафора китайской интеллигенции. Я был поражен, насколько этот образ подходит к нашей, российской (язык не поворачивается назвать их русскими) в одном только отличие, наш доморощенный Цзиньтун грудь бы не только сосал, но и ел.
13 февраля 2014 Поделиться
Сто лет одиночества и Тихий Дон на китайский манер. Выдающееся произведение, как жаль только, что это, увы! не магический реализм. А самый что ни на есть обыкновенный. Как-то писатель обмолвился, что образ Цзиньтуня - это метафора китайской интеллигенции. Я был поражен, насколько этот образ подходит к нашей, российской (язык не поворачивается назвать их русскими) в одном только отличие, наш доморощенный Цзиньтун грудь бы не только сосал, но и ел.
Жанр. Роман-сага, написан (окончательная авторская редакция) в 2009 году, 834 с. Сюжет. Книга очень больная по объёму. В центре событий находится семья Шангуань — это мать Лу, её восемь дочерей и один сын Цзиньтун. Сначала рассказ ведёт автор, а потом — Цзиньтун (за небольшим исключением). Период с 1939 года (а в приложениях к роману — с 1924) по 2008. Сюда вошли все события, произоше... Читать полностью
Жанр. Роман-сага, написан (окончательная авторская редакция) в 2009 году, 834 с. Сюжет. Книга очень больная по объёму. В центре событий находится семья Шангуань — это мать Лу, её восемь дочерей и один сын Цзиньтун. Сначала рассказ ведёт автор, а потом — Цзиньтун (за небольшим исключением). Период с 1939 года (а в приложениях к роману — с 1924) по 2008. Сюда вошли все события, произошедшие в Китае за этот период: - завоевание Японией, - гражданская война, - раскулачивание, экспроприация, - расправа с буржуазными элементами, включая расстрелы детей, - война 1941 – 1949 гг. и время репрессий, - политика большого скачка, - трудовое перевоспитание, - голод, - культурная революция, - экономический подъём. Семья кузнеца Шангуань живёт в простой деревне Далань в провинции Дунбэй, уезд Гаоми. Так получилось, что в самом начале романа японцы убивают главу семьи, его сына, а жена кузнеца теряет рассудок, и в живых остаётся сноха Лу с восемью маленькими дочерями и новорожденным сыном. Далее эти персонажи проходят через свою жуткую стезю: у всех у них жизнь не удалась, т.к. в Китае того периода мало кто выживал из-за бесчеловечной политики правительства. Впечатление. Без всякого пафоса могу сказать, что книга меня потрясла. Я мало что знал о Китае, а теперь узнал, как говорится, выше крыши. Книга совершенно не политизирована. Имя Мао Цзедуна встречается однажды и то в примечании. Рассказано о женщине, которую 95 лет убивала судьба и собственные дети и внуки. О самопожертвовании матери, а потом бабушки, главная цель которой была выходить и поставить на ноги своих воспитанников в условиях беспросветной нищеты, голода, войны, унижений и самоотречения. После прочтения «Страны вина» я сомневался в заслуженности автором Нобелевской премии, но, прочитав «Большую грудь, широкий зад», подумал, а кому ещё давать, как ни ему. На небесах сокровища — солнце, луна, звёзды, планеты; у людей сокровища — большая грудь, широкий зад. (Цитата) О женской груди в книге — целая поэма, т.к. главный герой Цзиньтун с рождения и до конца романа обуреваем страстью к женской груди, и дифирамбы ей он поёт всю свою жизнь. А вот про зад почти ничего не сказано. Вскармливание матерью сына грудью продолжалось до 12-летнего возраста. В результате из сына получился никчёмный человек. Цитаты. — И зачем ты только родила меня, мама! Зачем вырастила такого никчёмного человека, как я, почему сразу не утопила в поганом ведре! Мама, я всю жизнь не человек и не призрак. Надо мной смеются и взрослые и дети, мужчины и женщины, живые и мёртвые… Не хочет больше жить твой сын, мама, уйти хочет из этого мира! Отвори очи, правитель небесный, порази молнией своей! Разверзнись, мать сыра земля, уготовь место, чтобы упокоить меня. Не могу я больше, мама, когда все поносят и тычут пальцами… …войско обучают тысячу дней, а ведут в бой единожды. Слухи о том, что Чжоу Тяньбао ест человечину, быстро разнеслись по округе. В панике люди спали вполглаза, боясь, как бы это чудовище их не сожрало. Завхозяйством даже провёл собрание, чтобы развеять эти слухи. Он сказал, что в ходе тщательной проверки выяснили: Чжоу Тяньбао жарит крыс, которых ловит в старых танках на свалке. Он призвал всех, особенно правых, оставить гнилые интеллигентские штучки и учиться у Чжоу Тяньбао — открывать, как он, новые источники еды, чтобы пережить тяжёлые времена, экономить продовольствие и поддерживать бедняков во всём мире, страдающих ещё больше. На широкой улице за церковью гремят громкоговорители: «Хочешь жить счастливо — меньше рожай детей, больше сажай деревьев. Одна семья — один *******. После рождения второго ******* стерилизация обязательна. Стерилизация женщин приветствуется. Уклоняющихся ждёт штраф в размере пяти тысяч восьмисот юаней». И если такой человек, как тётушка, поклялся, что вырастит из племянницы невесту на загляденье, ноги она, естественно, бинтовала со всем усердием. Подворачивала пальцы к стопе и стискивала бамбуковыми дощечками так, что матушка визжала, как поросёнок под ножом. Затем слой за слоем туго обматывала бинтами, пропитанными квасцами, а затем ещё и обстукивала маленькой деревянной киянкой. По словам матушки, боль была адская, будто тебя бьют головой об стенку.
10 августа 2013 Поделиться
Жанр. Роман-сага, написан (окончательная авторская редакция) в 2009 году, 834 с. Сюжет. Книга очень больная по объёму. В центре событий находится семья Шангуань — это мать Лу, её восемь дочерей и один сын Цзиньтун. Сначала рассказ ведёт автор, а потом — Цзиньтун (за небольшим исключением). Период с 1939 года (а в приложениях к роману — с 1924) по 2008. Сюда вошли все события, произошедшие в Китае за этот период: - завоевание Японией, - гражданская война, - раскулачивание, экспроприация, - расправа с буржуазными элементами, включая расстрелы детей, - война 1941 – 1949 гг. и время репрессий, - политика большого скачка, - трудовое перевоспитание, - голод, - культурная революция, - экономический подъём. Семья кузнеца Шангуань живёт в простой деревне Далань в провинции Дунбэй, уезд Гаоми. Так получилось, что в самом начале романа японцы убивают главу семьи, его сына, а жена кузнеца теряет рассудок, и в живых остаётся сноха Лу с восемью маленькими дочерями и новорожденным сыном. Далее эти персонажи проходят через свою жуткую стезю: у всех у них жизнь не удалась, т.к. в Китае того периода мало кто выживал из-за бесчеловечной политики правительства. Впечатление. Без всякого пафоса могу сказать, что книга меня потрясла. Я мало что знал о Китае, а теперь узнал, как говорится, выше крыши. Книга совершенно не политизирована. Имя Мао Цзедуна встречается однажды и то в примечании. Рассказано о женщине, которую 95 лет убивала судьба и собственные дети и внуки. О самопожертвовании матери, а потом бабушки, главная цель которой была выходить и поставить на ноги своих воспитанников в условиях беспросветной нищеты, голода, войны, унижений и самоотречения. После прочтения «Страны вина» я сомневался в заслуженности автором Нобелевской премии, но, прочитав «Большую грудь, широкий зад», подумал, а кому ещё давать, как ни ему. На небесах сокровища — солнце, луна, звёзды, планеты; у людей сокровища — большая грудь, широкий зад. (Цитата) О женской груди в книге — целая поэма, т.к. главный герой Цзиньтун с рождения и до конца романа обуреваем страстью к женской груди, и дифирамбы ей он поёт всю свою жизнь. А вот про зад почти ничего не сказано. Вскармливание матерью сына грудью продолжалось до 12-летнего возраста. В результате из сына получился никчёмный человек. Цитаты. — И зачем ты только родила меня, мама! Зачем вырастила такого никчёмного человека, как я, почему сразу не утопила в поганом ведре! Мама, я всю жизнь не человек и не призрак. Надо мной смеются и взрослые и дети, мужчины и женщины, живые и мёртвые… Не хочет больше жить твой сын, мама, уйти хочет из этого мира! Отвори очи, правитель небесный, порази молнией своей! Разверзнись, мать сыра земля, уготовь место, чтобы упокоить меня. Не могу я больше, мама, когда все поносят и тычут пальцами… …войско обучают тысячу дней, а ведут в бой единожды. Слухи о том, что Чжоу Тяньбао ест человечину, быстро разнеслись по округе. В панике люди спали вполглаза, боясь, как бы это чудовище их не сожрало. Завхозяйством даже провёл собрание, чтобы развеять эти слухи. Он сказал, что в ходе тщательной проверки выяснили: Чжоу Тяньбао жарит крыс, которых ловит в старых танках на свалке. Он призвал всех, особенно правых, оставить гнилые интеллигентские штучки и учиться у Чжоу Тяньбао — открывать, как он, новые источники еды, чтобы пережить тяжёлые времена, экономить продовольствие и поддерживать бедняков во всём мире, страдающих ещё больше. На широкой улице за церковью гремят громкоговорители: «Хочешь жить счастливо — меньше рожай детей, больше сажай деревьев. Одна семья — один ребёнок. После рождения второго ребёнка стерилизация обязательна. Стерилизация женщин приветствуется. Уклоняющихся ждёт штраф в размере пяти тысяч восьмисот юаней». И если такой человек, как тётушка, поклялся, что вырастит из племянницы невесту на загляденье, ноги она, естественно, бинтовала со всем усердием. Подворачивала пальцы к стопе и стискивала бамбуковыми дощечками так, что матушка визжала, как поросёнок под ножом. Затем слой за слоем туго обматывала бинтами, пропитанными квасцами, а затем ещё и обстукивала маленькой деревянной киянкой. По словам матушки, боль была адская, будто тебя бьют головой об стенку.
Люблю открывать новые имена в литературе. В прежние, студенческие времена я пользовалась "рандомным", исключительно увлекательным, но весьма ресурсоемким (в плане времени) способом - прийти в книжный магазин и зависнуть там на часок, высматривая "раковину" с доселе не виденной жемчужиной. Потом появились разные рекомендательные сервисы - в настоящее время я пользуюсь одновременно Имхонет... Читать полностью
Люблю открывать новые имена в литературе. В прежние, студенческие времена я пользовалась "рандомным", исключительно увлекательным, но весьма ресурсоемким (в плане времени) способом - прийти в книжный магазин и зависнуть там на часок, высматривая "раковину" с доселе не виденной жемчужиной. Потом появились разные рекомендательные сервисы - в настоящее время я пользуюсь одновременно Имхонетом и Goodreads, но чаще всего не для серфинга среди книг, а для просматривания и ******* оценок того, что я сама уже прочла/читаю. Все-таки рекомендации они дают весьма странные, и крайне редко совпадающие с моим настроением/вкусом. Поэтому сейчас, в настоящем, я пользуюсь двумя методами сразу (оба отнюдь не такие увлекательные, как первоначальный): 1. Читать кого-то очень известного. Такими книгами у меня завален весь **** (по алфавиту и я пока что на букве И), и кое-что, как Мо Яня, я из уважения к Нобелю, купила в обложке. Либо фамилия у меня на слухудавно , либо она становится на слуху благодаря какой-нибудь премии. Букер в этом смысле Нобелю проигрывает в моем личном рейтинге (хотя я страшно горда, что Барнс наконец-то и заслуженно его получил). Букера дают за конкретную книгу (которая может быть удачей в череде неудач), а Нобеля - за совокупность. И таким образом нет необходимости читать одну книгу, а можно читать что угодно и сколько угодно у одного писателя - если понравилось, то и остальное понравится. Сумбурно, да) 2. Метод номер 2.2 на самом деле номер 1.2 - я им пользовалась еще давно, просто очень редко. Это книги, которые "бросаются в глаза". Так я познакомилась когда-то с творчеством Лоренса Даррелла ("Авиньонский квинтет" которого, кстати, сейчас пытаюсь осилить - почти 1400 страниц в оригинале), и так я в последнее время скачала довольно приличное количество книг. Например, Доктороу - и Кори, и другой. Или "Тень ветра" Сафона. В общем, тоже работает. Но избирательно. Итак, Мо Яня я купила, потому что он получил Нобеля. Будь выбор, я взяла бы, возможно, другую его книгу - но тут все очень интересно. За грубоватым (и кого-то шокирующим названием) и обложкой, изображающей ровно то, что в название вынесено кроется история Матери. Вот так, с большой буквы. И книгу эту Мо Янь посвящает своей матери, само собой. Хотя цитаты, вынесенные на обложку, говорят о том, что это эпохальное полотно об истории Китая, тут рецензенты лукавят. Историю по этой книге не выучишь - для неискушенного (то есть среднестатистического некитайца) читателя книга ставит множество вопросов и жидких комментариев внизу страницы недостаточно. Режимы сменяют один другой, но никакой подоплеки, никакого объяснения автор не дает. И это правильно - его герои тоже не знаю, что, как и почему. Просто живут - год за годом, здесь и сейчас. Книга написана совершенно в иной, отличной от русской традиции. Представьте себе мать, у которой 9 дочерей и 1 сын, и она по очереди всех этих дочерей теряет. И еще теряет некоторое количество внуков. Я даже представить боюсь, насколько эмоционально насыщенна и душераздирающа была бы подобная книга отечественного автора. У китайцев все иначе, хотя внутренние страдания ничуть не меньше. Но описано... плюс, конечно, повествование идет от лица мужчины - и это тоже сглаживает взрывы боли Матери. Книга о материнском бескорыстии, самопожерствовании, любви. Которые, несмотря на разницу стилей, мыслей и сюжетов, во всех нациях совершенно одинаковы.
16 июля 2013 Поделиться
Люблю открывать новые имена в литературе. В прежние, студенческие времена я пользовалась "рандомным", исключительно увлекательным, но весьма ресурсоемким (в плане времени) способом - прийти в книжный магазин и зависнуть там на часок, высматривая "раковину" с доселе не виденной жемчужиной. Потом появились разные рекомендательные сервисы - в настоящее время я пользуюсь одновременно Имхонетом и Goodreads, но чаще всего не для серфинга среди книг, а для просматривания и анализа оценок того, что я сама уже прочла/читаю. Все-таки рекомендации они дают весьма странные, и крайне редко совпадающие с моим настроением/вкусом. Поэтому сейчас, в настоящем, я пользуюсь двумя методами сразу (оба отнюдь не такие увлекательные, как первоначальный): 1. Читать кого-то очень известного. Такими книгами у меня завален весь ебук (по алфавиту и я пока что на букве И), и кое-что, как Мо Яня, я из уважения к Нобелю, купила в обложке. Либо фамилия у меня на слухудавно , либо она становится на слуху благодаря какой-нибудь премии. Букер в этом смысле Нобелю проигрывает в моем личном рейтинге (хотя я страшно горда, что Барнс наконец-то и заслуженно его получил). Букера дают за конкретную книгу (которая может быть удачей в череде неудач), а Нобеля - за совокупность. И таким образом нет необходимости читать одну книгу, а можно читать что угодно и сколько угодно у одного писателя - если понравилось, то и остальное понравится. Сумбурно, да) 2. Метод номер 2.2 на самом деле номер 1.2 - я им пользовалась еще давно, просто очень редко. Это книги, которые "бросаются в глаза". Так я познакомилась когда-то с творчеством Лоренса Даррелла ("Авиньонский квинтет" которого, кстати, сейчас пытаюсь осилить - почти 1400 страниц в оригинале), и так я в последнее время скачала довольно приличное количество книг. Например, Доктороу - и Кори, и другой. Или "Тень ветра" Сафона. В общем, тоже работает. Но избирательно. Итак, Мо Яня я купила, потому что он получил Нобеля. Будь выбор, я взяла бы, возможно, другую его книгу - но тут все очень интересно. За грубоватым (и кого-то шокирующим названием) и обложкой, изображающей ровно то, что в название вынесено кроется история Матери. Вот так, с большой буквы. И книгу эту Мо Янь посвящает своей матери, само собой. Хотя цитаты, вынесенные на обложку, говорят о том, что это эпохальное полотно об истории Китая, тут рецензенты лукавят. Историю по этой книге не выучишь - для неискушенного (то есть среднестатистического некитайца) читателя книга ставит множество вопросов и жидких комментариев внизу страницы недостаточно. Режимы сменяют один другой, но никакой подоплеки, никакого объяснения автор не дает. И это правильно - его герои тоже не знаю, что, как и почему. Просто живут - год за годом, здесь и сейчас. Книга написана совершенно в иной, отличной от русской традиции. Представьте себе мать, у которой 9 дочерей и 1 сын, и она по очереди всех этих дочерей теряет. И еще теряет некоторое количество внуков. Я даже представить боюсь, насколько эмоционально насыщенна и душераздирающа была бы подобная книга отечественного автора. У китайцев все иначе, хотя внутренние страдания ничуть не меньше. Но описано... плюс, конечно, повествование идет от лица мужчины - и это тоже сглаживает взрывы боли Матери. Книга о материнском бескорыстии, самопожерствовании, любви. Которые, несмотря на разницу стилей, мыслей и сюжетов, во всех нациях совершенно одинаковы.

При копировании отзывов о книге «Большая грудь, широкий зад» ссылка на Imhonet.ru или на автора отзыва обязательна.