Тропик Рака

Tropic of Cancer
Стоит ли вам читать книгу Тропик Рака?

Рейтинг книги Тропик Рака на Имхонете: 6.5 из 10 по оценке 27479 пользователей, написавших 115 отзывов

Описание книги «Тропик Рака»

Книга Тропик Рака

История скандальная и непристойная, жутко шокирующая - для современников... и дошедшая до потомков, как гениальная. Запредельный натурализм и не-подцензурность лексики становятся здесь всего лишь провокационным художественным средством, обрамляющим вечную драму "кризиса середины жизни", который приходит даже к писателю-авангардисту.
Париж, 30-е годы прошлого века, богема, любовь, ненависть, творчество, безумие...

Все это - скандально известный роман Генри Миллера "Тропик Рака" (Tropic of Cancer).

По сюжету романа режиссер Джозеф Стрик в 1970 году снял художественный фильм "Тропик Рака".

Год выпуска: 1934

Книги, похожие на Тропик Рака

Персоны книги Тропик Рака

Отзывы к книге «Тропик Рака» (115)

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
  • для меня самого удивительно , что атмосфера именно этой книги для меня соединяется-переплитается с парижскими рассказами Эрнеста Хемингуэя , некоторыми вещами Сомерсета Моэма и ранними произведениями Сартра и многими другими книгами... да... скорее, чем нет...

    25 августа 2009
  • Но меня не перестает поражать, что до сих пор достаточно описать половой акт, чтобы многие, даже не глупые, читатели потеряли способность воспринимать в произведении что-либо еще.Что до сих пор огромное количество людей ставит знак равенства между откровенностью сцен, описаний и... грязью. Что за чушь! ------- Да ладно - половой акт...А вот деньги у *********** украл - это важнее. Для меня. Как-то не хочется после этого внимать откровениям главного героя...
    14 ноября 2010
  • Увы, Миллера читала после Селина. Два автора - одно время, одна "география". Было стойкое ощущение, что Миллер участвует в гонке, кто более откровенен, видимо, для суггестии. :) Приз за откровенность - бесспорно ему. Но вот за литературность? Боюсь, для меня Селин более художественен.
    14 ноября 2010 Все комментарии (3)
М-да... Почитала я тут отзывы... Конечно, пройдя через толпы бл...й и кучи экскрементов, можно найти и стиль, и смысл, и глубокие переживания... Но очень уж противно. Вспоминаю смешную андеграундную пьеску, персонаж которой уверял, что путь к истине лежит через коллектор. Ну нет, ребята. Мы пойдем другим путем.
М-да... Почитала я тут отзывы... Конечно, пройдя через толпы бл...й и кучи экскрементов, можно найти и стиль, и смысл, и глубокие переживания... Но очень уж противно. Вспоминаю смешную андеграундную пьеску, персонаж которой уверял, что путь к истине лежит через коллектор. Ну нет, ребята. Мы пойдем другим путем.
23 апреля 2008 Поделиться
М-да... Почитала я тут отзывы... Конечно, пройдя через толпы бл...й и кучи экскрементов, можно найти и стиль, и смысл, и глубокие переживания... Но очень уж противно. Вспоминаю смешную андеграундную пьеску, персонаж которой уверял, что путь к истине лежит через коллектор. Ну нет, ребята. Мы пойдем другим путем.
  • Можно с Вами? Про андеграунд - когда люди долго сидят в подполье, они забывают, как там оказались, зато привыкают к обстановке.
    20 апреля 2008
Смакование низменного, того, что вызывает отвращение это паталогия. Нормальному человеку трудно понять смысл описания тошнотворного. Воля к жизни заключается в стремлении к прекрасному и гармоничному, воля к смерти в привлекательности разрушения и разложения.
Смакование низменного, того, что вызывает отвращение это паталогия. Нормальному человеку трудно понять смысл описания тошнотворного. Воля к жизни заключается в стремлении к прекрасному и гармоничному, воля к смерти в привлекательности разрушения и разложения.
7 июля 2009 Поделиться
Смакование низменного, того, что вызывает отвращение это паталогия. Нормальному человеку трудно понять смысл описания тошнотворного. Воля к жизни заключается в стремлении к прекрасному и гармоничному, воля к смерти в привлекательности разрушения и разложения.
  • Вы так и не потеряли девственность? 20й век обошёл стороной?
    9 сентября 2010
"Слово «душа» часто всплывало в рассуждениях ван Нордена. Сначала оно меня смешило, потом доводило чуть не до истерики; в его устах это слово звучало на редкость фальшиво, особенно потому, что обыкновенно он сопровождал его жирным коричневым плевком, оставлявшим след в углу рта. Я никогда не стеснялся смеяться ему в лицо, и у него даже выработалась привычка делать паузу после этого слова... Читать полностью
"Слово «душа» часто всплывало в рассуждениях ван Нордена. Сначала оно меня смешило, потом доводило чуть не до истерики; в его устах это слово звучало на редкость фальшиво, особенно потому, что обыкновенно он сопровождал его жирным коричневым плевком, оставлявшим след в углу рта. Я никогда не стеснялся смеяться ему в лицо, и у него даже выработалась привычка делать паузу после этого слова, чтобы я отхохотался, и только потом как ни в чем не бывало продолжать свой монолог, повторяя это слово все чаще и нежнее. Он старался убедить меня, что все женщины хотят добраться до его души. Он объяснял мне это много раз, снова и снова возвращаясь к этой теме, как параноик — к своей навязчивой идее. Я совершенно уверен, что ван Норден слегка помешан. Больше всего на свете он боится оставаться один. Это глубокий и постоянно преследующий его страх, настолько глубокий, что даже в минуту соединения с женщиной он не может сбежать из этой тюрьмы, в которую сам себя заточил. — Я пробую самые разные способы, — объясняет он мне. — Я даже иногда считаю в уме или думаю на философские темы, но ничто не помогает. Как будто я — это два человека и один все время наблюдает за тем, что делает другой. Я так злюсь на самого себя, что готов себя убить… собственно, именно это и происходит всякий раз, когда у меня оргазм. На какой-то миг я словно исчезаю вообще… От моих обеих личностей ничего не остается… все исчезает… даже п… Это вроде причащения. Честное слово. Несколько секунд я чувствую духовное просветление… и мне кажется, что оно будет продолжаться вечно — как знать? Но потом я вижу женщину и спринцовку и слышу, как льется вода… эти маленькие детали… и опять становлюсь таким же потерянным и одиноким… И вот за единственный миг свободы приходится выслушивать всю эту чушь о любви… Иногда я просто стервенею… мне хочется выкинуть их вон немедленно… бывает, я так и делаю. Но это их ничему не учит. Им это даже нравится. Чем меньше ты их замечаешь, тем больше они за тобой гоняются. В женщинах есть что-то извращенное… они все мазохистки в душе. — Что же тогда тебе надо от женщины? — спрашиваю я. Он разводит руками — это его обычный жест. Нижняя губа отвисает, и весь его вид демонстрирует полную растерянность. — Мне хочется отдаться женщине целиком… — старается он объяснить. — Мне хочется, чтобы она отняла меня у самого себя… Но для этого она должна быть лучше, чем я; иметь голову, а не только п… Она должна заставить меня поверить, что она нужна мне, что я не могу жить без нее. Найди мне такую бабу, а? Если найдешь, я отдам тебе свою работу. Тогда мне не нужна ни работа, ни друзья, ни книги, ничего. Если только она сумеет убедить меня, что в мире есть что-то более важное, чем я сам" ------------------ Вот это - понравилось. А вообще, уж слишком секс обесценен в книге Г.Миллера.Именно что - слишком сильное "оружие", чтоб низводить до простого механистического акта. Да, Миллер хорошо пишет, у него есть чувство языка и чувство стиля, временами его проза даже близка к поэзии, но тем не менее это - поэзия помойки. И я совсем не хочу за что-то автора укорять, просто - это его выбор. Ему нравятся запахи помойки, он их даже эстетизирует, а последнее - не моя тема. Видимо, брезгливость мешает.
14 ноября 2010 Поделиться
"Слово «душа» часто всплывало в рассуждениях ван Нордена. Сначала оно меня смешило, потом доводило чуть не до истерики; в его устах это слово звучало на редкость фальшиво, особенно потому, что обыкновенно он сопровождал его жирным коричневым плевком, оставлявшим след в углу рта. Я никогда не стеснялся смеяться ему в лицо, и у него даже выработалась привычка делать паузу после этого слова, чтобы я отхохотался, и только потом как ни в чем не бывало продолжать свой монолог, повторяя это слово все чаще и нежнее. Он старался убедить меня, что все женщины хотят добраться до его души. Он объяснял мне это много раз, снова и снова возвращаясь к этой теме, как параноик — к своей навязчивой идее. Я совершенно уверен, что ван Норден слегка помешан. Больше всего на свете он боится оставаться один. Это глубокий и постоянно преследующий его страх, настолько глубокий, что даже в минуту соединения с женщиной он не может сбежать из этой тюрьмы, в которую сам себя заточил. — Я пробую самые разные способы, — объясняет он мне. — Я даже иногда считаю в уме или думаю на философские темы, но ничто не помогает. Как будто я — это два человека и один все время наблюдает за тем, что делает другой. Я так злюсь на самого себя, что готов себя убить… собственно, именно это и происходит всякий раз, когда у меня оргазм. На какой-то миг я словно исчезаю вообще… От моих обеих личностей ничего не остается… все исчезает… даже п… Это вроде причащения. Честное слово. Несколько секунд я чувствую духовное просветление… и мне кажется, что оно будет продолжаться вечно — как знать? Но потом я вижу женщину и спринцовку и слышу, как льется вода… эти маленькие детали… и опять становлюсь таким же потерянным и одиноким… И вот за единственный миг свободы приходится выслушивать всю эту чушь о любви… Иногда я просто стервенею… мне хочется выкинуть их вон немедленно… бывает, я так и делаю. Но это их ничему не учит. Им это даже нравится. Чем меньше ты их замечаешь, тем больше они за тобой гоняются. В женщинах есть что-то извращенное… они все мазохистки в душе. — Что же тогда тебе надо от женщины? — спрашиваю я. Он разводит руками — это его обычный жест. Нижняя губа отвисает, и весь его вид демонстрирует полную растерянность. — Мне хочется отдаться женщине целиком… — старается он объяснить. — Мне хочется, чтобы она отняла меня у самого себя… Но для этого она должна быть лучше, чем я; иметь голову, а не только п… Она должна заставить меня поверить, что она нужна мне, что я не могу жить без нее. Найди мне такую бабу, а? Если найдешь, я отдам тебе свою работу. Тогда мне не нужна ни работа, ни друзья, ни книги, ничего. Если только она сумеет убедить меня, что в мире есть что-то более важное, чем я сам" ------------------ Вот это - понравилось. А вообще, уж слишком секс обесценен в книге Г.Миллера.Именно что - слишком сильное "оружие", чтоб низводить до простого механистического акта. Да, Миллер хорошо пишет, у него есть чувство языка и чувство стиля, временами его проза даже близка к поэзии, но тем не менее это - поэзия помойки. И я совсем не хочу за что-то автора укорять, просто - это его выбор. Ему нравятся запахи помойки, он их даже эстетизирует, а последнее - не моя тема. Видимо, брезгливость мешает.
Душевная блевотина, а не книга, читаешь и вязнешь в чужих переваренных остатках. Начала читать, думала на долго меня не хватит и прочитала в захлеб до конца :)
Душевная блевотина, а не книга, читаешь и вязнешь в чужих переваренных остатках. Начала читать, думала на долго меня не хватит и прочитала в захлеб до конца :)
6 ноября 2008 Поделиться
Душевная блевотина, а не книга, читаешь и вязнешь в чужих переваренных остатках. Начала читать, думала на долго меня не хватит и прочитала в захлеб до конца :)
Перед прочтением читал что мнение о книге противоречивые, но прочитав так и не понял что супер гениальное в ней находят. Верно написал Piterchanin "Миллер - могильщик культуры. Копаться в червях и находит в этом эстетику можно, но нужно ли." Описание жизни послевоенной франции мне кажется лучше у Ремарка. А читать про грязь жизни бедняков, в обрамлении пошлых описаний, как-то не интересн... Читать полностью
Перед прочтением читал что мнение о книге противоречивые, но прочитав так и не понял что супер гениальное в ней находят. Верно написал Piterchanin "Миллер - могильщик культуры. Копаться в червях и находит в этом эстетику можно, но нужно ли." Описание жизни послевоенной франции мне кажется лучше у Ремарка. А читать про грязь жизни бедняков, в обрамлении пошлых описаний, как-то не интересно.
27 октября 2008 Поделиться
Перед прочтением читал что мнение о книге противоречивые, но прочитав так и не понял что супер гениальное в ней находят. Верно написал Piterchanin "Миллер - могильщик культуры. Копаться в червях и находит в этом эстетику можно, но нужно ли." Описание жизни послевоенной франции мне кажется лучше у Ремарка. А читать про грязь жизни бедняков, в обрамлении пошлых описаний, как-то не интересно.
Особенно показательны ********* отзывы в стиле : "А что вы хотели? Все, как в жизни". Кто-то мудрый древний сказал, что задача искусства - это видеть самое прекрасное, что есть в жизни, и изображать это прекрасное, не искажая. Вот это - самое прекрасное, что видел Миллер в жизни? Жалко Миллера.
Особенно показательны ********* отзывы в стиле : "А что вы хотели? Все, как в жизни". Кто-то мудрый древний сказал, что задача искусства - это видеть самое прекрасное, что есть в жизни, и изображать это прекрасное, не искажая. Вот это - самое прекрасное, что видел Миллер в жизни? Жалко Миллера.
6 апреля 2011 Поделиться
Особенно показательны хвалебные отзывы в стиле : "А что вы хотели? Все, как в жизни". Кто-то мудрый древний сказал, что задача искусства - это видеть самое прекрасное, что есть в жизни, и изображать это прекрасное, не искажая. Вот это - самое прекрасное, что видел Миллер в жизни? Жалко Миллера.
Словесный онанизм.
Словесный онанизм.
6 апреля 2010 Поделиться
Словесный онанизм.
Миллер не столько писатель, сколь художник. Он рисует полотно предвоенной жизни западного мира. Мира насквозь прогнившего и рушашегося под тяжестью собственной культуры и традиций, которые уже некому исповедывать. Аромат книги доносит запах той эпохи, которой суждено было рухнуть навсегда. Столь смакуемая большинством комментатров тема сексуальности в книге - глубоко вторична человечески... Читать полностью
Миллер не столько писатель, сколь художник. Он рисует полотно предвоенной жизни западного мира. Мира насквозь прогнившего и рушашегося под тяжестью собственной культуры и традиций, которые уже некому исповедывать. Аромат книги доносит запах той эпохи, которой суждено было рухнуть навсегда. Столь смакуемая большинством комментатров тема сексуальности в книге - глубоко вторична человеческим переживаниям лирического героя.
31 июля 2009 Поделиться
Миллер не столько писатель, сколь художник. Он рисует полотно предвоенной жизни западного мира. Мира насквозь прогнившего и рушашегося под тяжестью собственной культуры и традиций, которые уже некому исповедывать. Аромат книги доносит запах той эпохи, которой суждено было рухнуть навсегда. Столь смакуемая большинством комментатров тема сексуальности в книге - глубоко вторична человеческим переживаниям лирического героя.
Читала трилогию очень долго, практически полгода, читалось тяжело, но ближе к концу все таки поняла, что не зря. Откровенная книга откровенного человека, все без прикрас и как ему того хотелось, уже за это стоит уважать автора. Книга как манифест свободы в полном смысле этого слова, и преждевсего внутренней свободы. Хорошо это или плохо каждый решает сам, но ограничиваться критикой книги... Читать полностью
Читала трилогию очень долго, практически полгода, читалось тяжело, но ближе к концу все таки поняла, что не зря. Откровенная книга откровенного человека, все без прикрас и как ему того хотелось, уже за это стоит уважать автора. Книга как манифест свободы в полном смысле этого слова, и преждевсего внутренней свободы. Хорошо это или плохо каждый решает сам, но ограничиваться критикой книги в рамках ненормативной лексики просто глупо... Смотрите глубже
5 мая 2008 Поделиться
Читала трилогию очень долго, практически полгода, читалось тяжело, но ближе к концу все таки поняла, что не зря. Откровенная книга откровенного человека, все без прикрас и как ему того хотелось, уже за это стоит уважать автора. Книга как манифест свободы в полном смысле этого слова, и преждевсего внутренней свободы. Хорошо это или плохо каждый решает сам, но ограничиваться критикой книги в рамках ненормативной лексики просто глупо... Смотрите глубже