Портрет Дориана Грея

The Picture of Dorian Gray
Стоит ли вам читать книгу Портрет Дориана Грея?

Рейтинг книги Портрет Дориана Грея на Имхонете: 8.2 из 10 по оценке 47728 пользователей, написавших 796 отзывов

Описание книги «Портрет Дориана Грея»

Книга Портрет Дориана Грея

История Произведения - портрета с частью Личности... или творения самой Личности, свободной от морали, оков скоромности и предрассудков?
А может, история - порчи и распада?
Какова окажется плата за вечную молодость, нетронутую пороком - и за порок, не скованный в мораль?
Он прекрасен и юн. Его зовут Дориан Грей.
И некий художник жаждет навечно сохранить его молодость при помощи портрета...

Роман Оскара Уайлда "Портрет Дориана Грея" (The Picture of Dorian Gray) стал фурором своего времени, разорвавшейся бомбой среди морализма викторианский эпохи и бессмертным шедевром английской прозы на века.

Он аморален и циничен?
Отнюдь.
Само Искусство мстит в нем за поруганную Красоту и Чувство.

Наиболее известная экранизация романа снята в 2009 году в Великобритании режиссером Оливером Паркером - фильм "Дориан Грей", с актером Беном Барнсом в главной роли.

Книги, похожие на Портрет Дориана Грея

Персоны книги Портрет Дориана Грея

Отзывы к книге «Портрет Дориана Грея» (796)

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
  • мой тебе совет - всегда читай оскара уальда с карандашом! он и так уже весь на цитаты разложен, но думается количество его парадоксов и афоризмов просто бесконечно!
    4 января 2009
  • "Между "ангелом" и "бесом", находится Дориан в начале романа. И пусть один из них на определенном этапе одержал верх, в итоге все трое остались проигравшими" Имхо, все трое и остались проигравшими в большей степени потому, что в начале романа Дориан поддался влиянию Гарри, потому, что вообще произошло это знакомство. =)
    13 марта 2009 Все комментарии (2)
Меня, наверное, можно распять, но всё же в книге, в сюжете, чего-то остро не хватает. Вроде как всё есть, все описано, ничего лишнего нет, и детали есть, но - не хватает. Как бы это описать? "Мало жизнеописаний Дориана Грея". Это скорее книга именно про портрет, безумное желание и его последствия - и всё это рассказано одновременно и сжато и подробно, но в то же время, по-моему, многие с... Читать полностью
Меня, наверное, можно распять, но всё же в книге, в сюжете, чего-то остро не хватает. Вроде как всё есть, все описано, ничего лишнего нет, и детали есть, но - не хватает. Как бы это описать? "Мало жизнеописаний Дориана Грея". Это скорее книга именно про портрет, безумное желание и его последствия - и всё это рассказано одновременно и сжато и подробно, но в то же время, по-моему, многие страницы жизни Дориана опущены как ненужные для основной идеи, много лет жизни просто пересказано, а ведь как там можно было развернуться, сколько интересного придумать! Впрочем, тогда бы книга могла потерять многие свои плюсы, а основная идея рисковала бы поблекнуть...
27 августа 2009 Поделиться
Меня, наверное, можно распять, но всё же в книге, в сюжете, чего-то остро не хватает. Вроде как всё есть, все описано, ничего лишнего нет, и детали есть, но - не хватает. Как бы это описать? "Мало жизнеописаний Дориана Грея". Это скорее книга именно про портрет, безумное желание и его последствия - и всё это рассказано одновременно и сжато и подробно, но в то же время, по-моему, многие страницы жизни Дориана опущены как ненужные для основной идеи, много лет жизни просто пересказано, а ведь как там можно было развернуться, сколько интересного придумать! Впрочем, тогда бы книга могла потерять многие свои плюсы, а основная идея рисковала бы поблекнуть...
  • Интересное замечание, хотя мне кажется, что это было бы уже второе произведение
    27 августа 2009
  • А я согласен. Вы очень верно описали и мои собственные ощущения... Не думаю, что Вас можно распять=)
    27 августа 2009
  • Ну ладно, можно и без "распять" обойтись=)
    27 августа 2009
  • в какой-то степени с вами согласна. Моё ощущение этой мысли: обидно-такой сюжет и такую интересную задумку можно было развернуть более детально.Хочется ещё читать эту книгу.Стиль автора замечателен и создается впечатление,что его хватило бы на гараздо больше событий,описаний и эмоций.
    20 сентября 2009
  • Мне кажется, концовка немного сжата. Не было такого чтобы ах... В конце, лично мне, не хватило описания сцены, которого на протяжении всей книги было очень много. Финал был несколько оборван, не хватило чего-то...
    30 июня 2012 Все комментарии (5)
Уайльд - лучший парадоксолог викторианской Англии. В то время как современники драпировали ножки у ******, потому что обнаженные ********* ножки ассоциировались с ножками женскими, а так и до греха недалеко, Уайльд с изящным цинизмом развенчивал все ценности эпохи - ценность прочного счастливого брака (Men marry because they are tired, women because they are curious; both are disappointe... Читать полностью
Уайльд - лучший парадоксолог викторианской Англии. В то время как современники драпировали ножки у ******, потому что обнаженные ********* ножки ассоциировались с ножками женскими, а так и до греха недалеко, Уайльд с изящным цинизмом развенчивал все ценности эпохи - ценность прочного счастливого брака (Men marry because they are tired, women because they are curious; both are disappointed), чистой репутации (The only thing worse in the world than being talked about is not being talked about), общепринятой морали (There is no such thing as a moral or immoral book: books are well written or badly written). И это было не столько эпатажно, сколько не в бровь, а в глаз. Сэр Генри - альтер эго Уайльда, в его уста он вкладывает свои афоризмы. Он -полуслучайно-полуспециально - разбудил в Дориане его эгоистичную греховную сущность, став таким образом анти-Пигмалионом, который однажды ужаснулся своему творению, да было уже поздно.
7 апреля 2010 Поделиться
Уайльд - лучший парадоксолог викторианской Англии. В то время как современники драпировали ножки у мебели, потому что обнаженные мебельные ножки ассоциировались с ножками женскими, а так и до греха недалеко, Уайльд с изящным цинизмом развенчивал все ценности эпохи - ценность прочного счастливого брака (Men marry because they are tired, women because they are curious; both are disappointed), чистой репутации (The only thing worse in the world than being talked about is not being talked about), общепринятой морали (There is no such thing as a moral or immoral book: books are well written or badly written). И это было не столько эпатажно, сколько не в бровь, а в глаз. Сэр Генри - альтер эго Уайльда, в его уста он вкладывает свои афоризмы. Он -полуслучайно-полуспециально - разбудил в Дориане его эгоистичную греховную сущность, став таким образом анти-Пигмалионом, который однажды ужаснулся своему творению, да было уже поздно.
  • В отрочестве, прочитав портрет дориана грея, была уверена, что автор, чуть не современник.
    14 февраля 2010
  • Потому что сегодня чем более похабно написан текст, тем больше шансов у него получить премию и всеобщее признание. Что и подтвердил Руский букер этого года. Вы знаете о том, что победил роман который начинается со слова "афедрон" (*******) где описывается сношения в сию часть тела?... Ура гомосексуализму! И Уальду, певцу сего социального дива!
    29 декабря 2010
  • Гомосексуализм льется изо всех щелей, как ЭТО можно было не заметить? Говорить о нем открыто, называя вещи своими именами, Уальд естественно не стал, это сейчас модно выделяться таким образом из "зашоренной" толпы обывателей, раньше было иначе. Мне плевать на его нетленные афоризмы из уст Генри потому что я не разделяю точку зрения автора на отношения полов и не прининимаю его жизненную философию за руководство к действию. Написано красиво, этого не отнять, + шок для современников = попал в историю.
    9 января 2011
  • достойно романа... искреннее браво! к слову, акаквамфильм?
    5 июля 2011
  • очень хороший комментарий,интересные наблюдения.
    6 апреля 2012 Все комментарии (5)
Это одна из немногих книг с такой плотностью цитат и афоризмов. Не могу сказать, что со всеми из них я согласна, но что-то в той или иной форме слышала достаточно часто. Начало читала просто с карандашом в руках!!! Где-то до половины книжка просто "размалевана". Сравниться с этим может разве что экземпляр "12ти стульев" (знаю, что это совсем про другое). Старая, до боли знакомая, из... Читать полностью
Это одна из немногих книг с такой плотностью цитат и афоризмов. Не могу сказать, что со всеми из них я согласна, но что-то в той или иной форме слышала достаточно часто. Начало читала просто с карандашом в руках!!! Где-то до половины книжка просто "размалевана". Сравниться с этим может разве что экземпляр "12ти стульев" (знаю, что это совсем про другое). Старая, до боли знакомая, избитая, а поэтому не вызывающая ничего кроме усталости или привычной усмешки мысль о том, что расплата в этой жизни есть за все. Но тут она показана превосходно. Несмотря на "море трупов" вокруг. Как ловко мы всегда находим виноватых в своих поступках. Как тяжело и неприятно признавать, что ты делаешь что-то нерпавильное. Нет - это такое окружение, так сложились обстоятельства, это случайность, если бы не мелочь какая-то, все можно было бы исправить. Книга о слабом человеке по большому счету. О человеке, котороый на самом деле не знает, чего он хочет, поэтому хочет взять все и сразу. При этом у человека есть для этого все возможности. Еще эта книга о человеке доверчивом, который думает о людях хорошо, за что потом и поплатился. Образ лорда Генри я поняла не совсем. Мне показалось, что он просто позер. На самом деле, он действительно гораздо лучше, чем хочет казаться. Во всяком случае автор не описал так живописно ни одного из его злодеяний. Просто он не понимает всю стнпень своего влияния на людей. А это тоже плохо. Это просто неумение разбираться в людях. После прочтения возникло ощущение, похожее на то, которое оставили "Опасные связи". Мой вывод - читать. Но, правда, если эта книга попадет в руки к такому вот Дориану, то это будет началом его конца. Перевод, попавшийся мне был очень хорош, поэтому книгу просто "проглотила". И если Вы любите всяких Бегбедеров - то, мне кажется, что это прочитать просто нужно. Уалд описал тоже самое, только на сотню с лишним лет раньше. Пороки людские не меняются, они просто приобретают большие масштабы.
13 февраля 2009 Поделиться
Это одна из немногих книг с такой плотностью цитат и афоризмов. Не могу сказать, что со всеми из них я согласна, но что-то в той или иной форме слышала достаточно часто. Начало читала просто с карандашом в руках!!! Где-то до половины книжка просто "размалевана". Сравниться с этим может разве что экземпляр "12ти стульев" (знаю, что это совсем про другое). Старая, до боли знакомая, избитая, а поэтому не вызывающая ничего кроме усталости или привычной усмешки мысль о том, что расплата в этой жизни есть за все. Но тут она показана превосходно. Несмотря на "море трупов" вокруг. Как ловко мы всегда находим виноватых в своих поступках. Как тяжело и неприятно признавать, что ты делаешь что-то нерпавильное. Нет - это такое окружение, так сложились обстоятельства, это случайность, если бы не мелочь какая-то, все можно было бы исправить. Книга о слабом человеке по большому счету. О человеке, котороый на самом деле не знает, чего он хочет, поэтому хочет взять все и сразу. При этом у человека есть для этого все возможности. Еще эта книга о человеке доверчивом, который думает о людях хорошо, за что потом и поплатился. Образ лорда Генри я поняла не совсем. Мне показалось, что он просто позер. На самом деле, он действительно гораздо лучше, чем хочет казаться. Во всяком случае автор не описал так живописно ни одного из его злодеяний. Просто он не понимает всю стнпень своего влияния на людей. А это тоже плохо. Это просто неумение разбираться в людях. После прочтения возникло ощущение, похожее на то, которое оставили "Опасные связи". Мой вывод - читать. Но, правда, если эта книга попадет в руки к такому вот Дориану, то это будет началом его конца. Перевод, попавшийся мне был очень хорош, поэтому книгу просто "проглотила". И если Вы любите всяких Бегбедеров - то, мне кажется, что это прочитать просто нужно. Уалд описал тоже самое, только на сотню с лишним лет раньше. Пороки людские не меняются, они просто приобретают большие масштабы.
Очень глубокая и тонкая книга. Великолепно выписаны образы, изумительный язык, легкий слог. Читается на одном дыхании. сколько ни перечитываешь, всегда интересно.
Очень глубокая и тонкая книга. Великолепно выписаны образы, изумительный язык, легкий слог. Читается на одном дыхании. сколько ни перечитываешь, всегда интересно.
25 октября 2007 Поделиться
Очень глубокая и тонкая книга. Великолепно выписаны образы, изумительный язык, легкий слог. Читается на одном дыхании. сколько ни перечитываешь, всегда интересно.
Перечитывала "Портрет" несколько раз, с возрастом открывая все больше граней романа. Первый раз обращаешь больше внимания на нетривиальный сюжет и психологию, во второй - на философию и изысканный язык автора (редко у кого такой встретишь). Удовольствие получаешь в любом случае. "Портрет Дориана Грея" - книга бунтарская. Уайльд освещает довольно обыденные темы, но делает это с изящным ци... Читать полностью
Перечитывала "Портрет" несколько раз, с возрастом открывая все больше граней романа. Первый раз обращаешь больше внимания на нетривиальный сюжет и психологию, во второй - на философию и изысканный язык автора (редко у кого такой встретишь). Удовольствие получаешь в любом случае. "Портрет Дориана Грея" - книга бунтарская. Уайльд освещает довольно обыденные темы, но делает это с изящным цинизмом. Ярым гуманистам произведение вряд ли придется по душе И я считаю, что лучше один раз увидеть и составить собственное мнение, чем сто раз услышать гневные отзывы о жестокости главного героя. Как бы там ни было, "Портрет" - яркий, едкий, неординарный шедевр литературы.
4 января 2010 Поделиться
Перечитывала "Портрет" несколько раз, с возрастом открывая все больше граней романа. Первый раз обращаешь больше внимания на нетривиальный сюжет и психологию, во второй - на философию и изысканный язык автора (редко у кого такой встретишь). Удовольствие получаешь в любом случае. "Портрет Дориана Грея" - книга бунтарская. Уайльд освещает довольно обыденные темы, но делает это с изящным цинизмом. Ярым гуманистам произведение вряд ли придется по душе И я считаю, что лучше один раз увидеть и составить собственное мнение, чем сто раз услышать гневные отзывы о жестокости главного героя. Как бы там ни было, "Портрет" - яркий, едкий, неординарный шедевр литературы.
книга о том как можно погубить свою жизнь. о том как сильно один человек может влиять на другого. пусть сам лорд Генри и не делал всего того, что проповедовал, "но есть ли что-либо весомее слов?" а его слова разбудили в милом и наивно-невинном мальчике, того монстра, который убив своего друга, не испытывает и тени раскаяния. " А как это увлекательно -- проверять силу своего влияни... Читать полностью
книга о том как можно погубить свою жизнь. о том как сильно один человек может влиять на другого. пусть сам лорд Генри и не делал всего того, что проповедовал, "но есть ли что-либо весомее слов?" а его слова разбудили в милом и наивно-невинном мальчике, того монстра, который убив своего друга, не испытывает и тени раскаяния. " А как это увлекательно -- проверять силу своего влияния на другого человека! Ничто не может с этим сравниться. Перелить свою душу в другого, дать ей побыть в нем; слышать отзвуки собственных мыслей, усиленные музыкой юности и страсти; передавать другому свой темперамент, как тончайший флюид или своеобразный аромат, -- это истинное наслаждение, самая большая радость..." так сначала Генри, а потом Дориан лишь наслаждались сознанием своего влияния, как бы губительно оно ни было.
9 ноября 2008 Поделиться
книга о том как можно погубить свою жизнь. о том как сильно один человек может влиять на другого. пусть сам лорд Генри и не делал всего того, что проповедовал, "но есть ли что-либо весомее слов?" а его слова разбудили в милом и наивно-невинном мальчике, того монстра, который убив своего друга, не испытывает и тени раскаяния. " А как это увлекательно -- проверять силу своего влияния на другого человека! Ничто не может с этим сравниться. Перелить свою душу в другого, дать ей побыть в нем; слышать отзвуки собственных мыслей, усиленные музыкой юности и страсти; передавать другому свой темперамент, как тончайший флюид или своеобразный аромат, -- это истинное наслаждение, самая большая радость..." так сначала Генри, а потом Дориан лишь наслаждались сознанием своего влияния, как бы губительно оно ни было.
При чтении "Портрета..." более всего бросаются в глаза весьма спорная форма повествования и композиция. Этот текст легко может быть конвертирован в пьесу, но, тем не менее, претендует на статус романа. Событийная линия недостаточно проработана, нетвердо выверена, но очевидные кризисы фабулы более-менее успешно решаются введением «случайных» персонажей. Они будто вылеплены из глины, под н... Читать полностью
При чтении "Портрета..." более всего бросаются в глаза весьма спорная форма повествования и композиция. Этот текст легко может быть конвертирован в пьесу, но, тем не менее, претендует на статус романа. Событийная линия недостаточно проработана, нетвердо выверена, но очевидные кризисы фабулы более-менее успешно решаются введением «случайных» персонажей. Они будто вылеплены из глины, под ними нет серьезного основания – поэтому они и растворяются в небытии так же легко, как из небытия возникают. Многие сцены либо невыразительны, либо очевидно противоестественны (взять хотя бы сцену объяснения Дориана и Сибил). Вообще основа сюжета более походит на наспех вылепленные декорации, которые сдерживает только довольно крепкий заглавный замысел. Но для чего эти декорации? Что хотел заявить автор? Ответ прост: себя. Авторская рефлексия (признаюсь, весьма увлекательная) на вечные темы и их модификации находится в центре событий, она и есть главный и незаменимый персонаж в романе. Если брать совсем грубо, то любой роман – это суть определенный взгляд на различные жизненные коллизии и, конечно же, их осторожная авторская интерпретация. Здесь же мы имеем тотальное отражение собственной сущности в романе, автор буквально сливается со своими персонажами. Играя, он ставит себя в нарисованную собой же ситуацию и фантазирует на эту тему. Реальная жизнь со своими законами неизбежно отходит на второй план. Наибольшее удивление вызывает персонаж Генри: он будто бы вообще не существует. Эта весьма выразительная фигура появляется только лишь для той самой пресловутой рефлексии. Генри способен говорить исключительно афоризмами, парадоксами и абсурдными (зачастую даже формально нелогичными) сентенциями. Диалоги Дориана и Генри создают впечатление внутреннего диалога одного человека, постепенно перерастая в противоречивый монолог. Схожий синтаксис, общее настроение мысли, идентичная поверхностно-неряшливая игра абстрактными понятиями – все эти черты присущи как речам Дориана, так и его фантомного друга. Но, мало-помалу, даже отвлеченный от персонажей, надсобытийный авторский текст становится все более похож на продолжение этих пространных диалогов. Персонажи романа стареют, в их жизнях происходят перемены, но характеры и мировоззрение удивительным образом консервируются, сущностно не меняясь ни капли. Этот факт еще раз иллюстрирует условность каких-либо событий или нарративных перипетий, они служат лишь фоном для изящных смысловых синтезов и описаний предметов мебели и искусства; очевидно тотальное доминирование формы над содержанием. Текст Уайльда буквально пышет самолюбованием. Бросается в глаза избыточность придаточных предложений, которые придают только вес и утяжеленную изысканность, а не смысл и оттенки смысла. Если бы у него вовсе не было таланта, то подобные вольности вылились бы в отвратительную описательно-придаточную перегруженность, которая наблюдается у многих начинающих (и редко продолжающих) авторов. Оскар облекает свою разнородную, небезынтересную рефлексию и душевные порывы в романоподобный текст, но романа все равно не получается. Да, мы замечаем немногие ценные идеи, интересные наблюдения, но почти всегда они, к сожалению, или следуют за метатекстовым самолюбованием или предвещают его. Парадокс же заключается в том, что авторский нарциссизм, любование своими собственными оборотами и поминутными афоризмами настолько искренни и неподдельны, что лишь в самых своих назойливых проявлениях вызывают неприятие и разочарование. К тому же, зачастую мы видим (в отвлеченных рассуждениях на темы, косвенно связанные с нитью повествования) превосходные описания чувственного познания жизни, с изысканностью облеченные в причудливые синтаксические структуры, которые прекрасно дополняют сами идеи и, возможно, единственно могут служить их воплощением. Не хочется придираться по мелочам, но уж очень этот пример характерен – я говорю про отношениях Дориана и Бейзила. Чувства художника к Дориану не вполне реалистичны, они решительно ускользают от более-менее ясного понимания. Это, очевидно, не любовь, так как в их отношениях нет ни доли эротизма, страстного влечения. Вместе с тем, это не дружба, а также не простое очарование эстетической привлекательностью Дориана. Чувства Бейзила к нему фантомные, ненастоящие, надуманные. Мужчина, будь он тысячу раз артист, не может испытывать описанные Уайльдом эмоции без значительной доли гомоэротизма, которая как раз отсутствует напрочь. Возможно, сказываются последствия вынужденной редакции романа после запрета его выхода в печать, но едва ли это может служить оправданием. Человеческая мораль и гуманные ценности выросли из многолетнего опыта совместного проживания людей друг с другом, они необходимы для сохранения человеческой сути и развития ее, витальны для сохранения вида как такового. Уайльд же желал как можно дальше отстоять от реальной, естественной жизни и ее проявлений, оторваться от ощутимых границ добра и зла; он всеми силами старался освободиться от уз «низменной», обыденной жизни, вознестись над обывателями, «заурядностями», а заодно и над моралью как таковой. Понятие нормы в его риторике повсюду несет отрицательную коннотацию. Но внеморальные (в каком-то смысле протопостмодернистские), неестественные законы, искусственно выписанные максимы - не в состоянии заменить органичную гуманную мораль. В его мировоззренческой системе искусство и красота призваны не объединять и через это спасать, а разделять, возносить одних над другими. В конце концов подобное искусство неминуемо приводит к деградации и гибели. Дориан предпочел естественному физическому увяданию виртуозное грехопадение. Но в итоге мы так и не увидели внятного раскаяния, очищения. Даже наказание за прегрешения крайне искусственно, нисколько не назидательно. Справедливое возмездие воспринимается скорее как досадная неизбежность. Несмотря на описанные мной особенности этого произведения, прочесть его, несомненно, стоит. Содержание принесено в жертву форме, но сделано это с немалым талантом и отменным вкусом. По крайне мере на инстинктивном уровне (в интеллектуальной сфере писатель изобретал самые немыслимые доводы в защиту своего поведения) Уайльд должен был осознавать порочность собственного образа жизни и тлетворного влияния на окружающих. Болезненное состояние души автора нашло причудливое отражение в его работе. Роман даже мог бы послужить столь желаемым лекарством от внутренних противоречий Уайльда, но неоднозначное его завершение в конечном итоге показывает нам, что опустошающая внутренняя борьба продолжилась. Оскар не смог усмирить свою порочную натуру и это привело его к краху. По иронии, судьбы Дориана и самого Оскара причудливым образом совпали. Но даже после знаменитого двухлетнего заключения в тюрьме он не излечился до конца, а продолжил свое беспутное существование. Второй шанс жизнь дает редко и Оскар Уайльд бесславно закончил свои дни за пределами родины. Его фигура интересна не только как яркий памятник своей эпохи, но и как поразительный пример причудливого наложения недюжинного многопланового таланта на безнравственную, дисгармоничную основу. Гомосексуальность Оскара Уайльда также является красноречивым доказательством невыносимой диссонации его сущности с естественностью, простотой, истинной красотой мироздания.
1 октября 2008 Поделиться
При чтении "Портрета..." более всего бросаются в глаза весьма спорная форма повествования и композиция. Этот текст легко может быть конвертирован в пьесу, но, тем не менее, претендует на статус романа. Событийная линия недостаточно проработана, нетвердо выверена, но очевидные кризисы фабулы более-менее успешно решаются введением «случайных» персонажей. Они будто вылеплены из глины, под ними нет серьезного основания – поэтому они и растворяются в небытии так же легко, как из небытия возникают. Многие сцены либо невыразительны, либо очевидно противоестественны (взять хотя бы сцену объяснения Дориана и Сибил). Вообще основа сюжета более походит на наспех вылепленные декорации, которые сдерживает только довольно крепкий заглавный замысел. Но для чего эти декорации? Что хотел заявить автор? Ответ прост: себя. Авторская рефлексия (признаюсь, весьма увлекательная) на вечные темы и их модификации находится в центре событий, она и есть главный и незаменимый персонаж в романе. Если брать совсем грубо, то любой роман – это суть определенный взгляд на различные жизненные коллизии и, конечно же, их осторожная авторская интерпретация. Здесь же мы имеем тотальное отражение собственной сущности в романе, автор буквально сливается со своими персонажами. Играя, он ставит себя в нарисованную собой же ситуацию и фантазирует на эту тему. Реальная жизнь со своими законами неизбежно отходит на второй план. Наибольшее удивление вызывает персонаж Генри: он будто бы вообще не существует. Эта весьма выразительная фигура появляется только лишь для той самой пресловутой рефлексии. Генри способен говорить исключительно афоризмами, парадоксами и абсурдными (зачастую даже формально нелогичными) сентенциями. Диалоги Дориана и Генри создают впечатление внутреннего диалога одного человека, постепенно перерастая в противоречивый монолог. Схожий синтаксис, общее настроение мысли, идентичная поверхностно-неряшливая игра абстрактными понятиями – все эти черты присущи как речам Дориана, так и его фантомного друга. Но, мало-помалу, даже отвлеченный от персонажей, надсобытийный авторский текст становится все более похож на продолжение этих пространных диалогов. Персонажи романа стареют, в их жизнях происходят перемены, но характеры и мировоззрение удивительным образом консервируются, сущностно не меняясь ни капли. Этот факт еще раз иллюстрирует условность каких-либо событий или нарративных перипетий, они служат лишь фоном для изящных смысловых синтезов и описаний предметов мебели и искусства; очевидно тотальное доминирование формы над содержанием. Текст Уайльда буквально пышет самолюбованием. Бросается в глаза избыточность придаточных предложений, которые придают только вес и утяжеленную изысканность, а не смысл и оттенки смысла. Если бы у него вовсе не было таланта, то подобные вольности вылились бы в отвратительную описательно-придаточную перегруженность, которая наблюдается у многих начинающих (и редко продолжающих) авторов. Оскар облекает свою разнородную, небезынтересную рефлексию и душевные порывы в романоподобный текст, но романа все равно не получается. Да, мы замечаем немногие ценные идеи, интересные наблюдения, но почти всегда они, к сожалению, или следуют за метатекстовым самолюбованием или предвещают его. Парадокс же заключается в том, что авторский нарциссизм, любование своими собственными оборотами и поминутными афоризмами настолько искренни и неподдельны, что лишь в самых своих назойливых проявлениях вызывают неприятие и разочарование. К тому же, зачастую мы видим (в отвлеченных рассуждениях на темы, косвенно связанные с нитью повествования) превосходные описания чувственного познания жизни, с изысканностью облеченные в причудливые синтаксические структуры, которые прекрасно дополняют сами идеи и, возможно, единственно могут служить их воплощением. Не хочется придираться по мелочам, но уж очень этот пример характерен – я говорю про отношениях Дориана и Бейзила. Чувства художника к Дориану не вполне реалистичны, они решительно ускользают от более-менее ясного понимания. Это, очевидно, не любовь, так как в их отношениях нет ни доли эротизма, страстного влечения. Вместе с тем, это не дружба, а также не простое очарование эстетической привлекательностью Дориана. Чувства Бейзила к нему фантомные, ненастоящие, надуманные. Мужчина, будь он тысячу раз артист, не может испытывать описанные Уайльдом эмоции без значительной доли гомоэротизма, которая как раз отсутствует напрочь. Возможно, сказываются последствия вынужденной редакции романа после запрета его выхода в печать, но едва ли это может служить оправданием. Человеческая мораль и гуманные ценности выросли из многолетнего опыта совместного проживания людей друг с другом, они необходимы для сохранения человеческой сути и развития ее, витальны для сохранения вида как такового. Уайльд же желал как можно дальше отстоять от реальной, естественной жизни и ее проявлений, оторваться от ощутимых границ добра и зла; он всеми силами старался освободиться от уз «низменной», обыденной жизни, вознестись над обывателями, «заурядностями», а заодно и над моралью как таковой. Понятие нормы в его риторике повсюду несет отрицательную коннотацию. Но внеморальные (в каком-то смысле протопостмодернистские), неестественные законы, искусственно выписанные максимы - не в состоянии заменить органичную гуманную мораль. В его мировоззренческой системе искусство и красота призваны не объединять и через это спасать, а разделять, возносить одних над другими. В конце концов подобное искусство неминуемо приводит к деградации и гибели. Дориан предпочел естественному физическому увяданию виртуозное грехопадение. Но в итоге мы так и не увидели внятного раскаяния, очищения. Даже наказание за прегрешения крайне искусственно, нисколько не назидательно. Справедливое возмездие воспринимается скорее как досадная неизбежность. Несмотря на описанные мной особенности этого произведения, прочесть его, несомненно, стоит. Содержание принесено в жертву форме, но сделано это с немалым талантом и отменным вкусом. По крайне мере на инстинктивном уровне (в интеллектуальной сфере писатель изобретал самые немыслимые доводы в защиту своего поведения) Уайльд должен был осознавать порочность собственного образа жизни и тлетворного влияния на окружающих. Болезненное состояние души автора нашло причудливое отражение в его работе. Роман даже мог бы послужить столь желаемым лекарством от внутренних противоречий Уайльда, но неоднозначное его завершение в конечном итоге показывает нам, что опустошающая внутренняя борьба продолжилась. Оскар не смог усмирить свою порочную натуру и это привело его к краху. По иронии, судьбы Дориана и самого Оскара причудливым образом совпали. Но даже после знаменитого двухлетнего заключения в тюрьме он не излечился до конца, а продолжил свое беспутное существование. Второй шанс жизнь дает редко и Оскар Уайльд бесславно закончил свои дни за пределами родины. Его фигура интересна не только как яркий памятник своей эпохи, но и как поразительный пример причудливого наложения недюжинного многопланового таланта на безнравственную, дисгармоничную основу. Гомосексуальность Оскара Уайльда также является красноречивым доказательством невыносимой диссонации его сущности с естественностью, простотой, истинной красотой мироздания.
Это одна из тех редких книг, которую даже как-то боязно рецензировать - короче говоря, и "не растекаясь мыслью по древу" - это шедевр мировой литературы, одна из лучших книг вообще когда-либо написанных.
Это одна из тех редких книг, которую даже как-то боязно рецензировать - короче говоря, и "не растекаясь мыслью по древу" - это шедевр мировой литературы, одна из лучших книг вообще когда-либо написанных.
21 февраля 2009 Поделиться
Это одна из тех редких книг, которую даже как-то боязно рецензировать - короче говоря, и "не растекаясь мыслью по древу" - это шедевр мировой литературы, одна из лучших книг вообще когда-либо написанных.
Посмотреть в зеркало, увидеть настоящего себя и ужаснуться... В книге Оскара Уайльда есть два зеркала - собственно сам Дориан Грей и его портрет, на котором мистически отражаются все изменения в жизни главного героя - его душа. И если на портрет смотрит только один человек, то на Дориана все. Но не страшатся, ибо праздность и лицемерие настолько въелись под кожу аристократии, что пронять... Читать полностью
Посмотреть в зеркало, увидеть настоящего себя и ужаснуться... В книге Оскара Уайльда есть два зеркала - собственно сам Дориан Грей и его портрет, на котором мистически отражаются все изменения в жизни главного героя - его душа. И если на портрет смотрит только один человек, то на Дориана все. Но не страшатся, ибо праздность и лицемерие настолько въелись под кожу аристократии, что пронять этих людей уже нечем. Перед нами достоверный портрет той эпохи, той Англии, считавшейся владычицей практически половины мира. И медленно гниющей, порождая гниль как в низних слоях, так и в высших. Медленный и упоительный декаданс. И на мой взгляд никакой вины Дориана Грея нет, в том, что после знакомства с ним многие люди упали на самое дно. Значит люди к этому изначально расположены. Вот и все. Сильный всегда выигрывает, слабый проигрывает, как пишет сам Уайльд. Таков закон жизни. Каждый живет как он хочет и расплачивается с судьбой по своим счетам. Вопрос в другом. Сможем мы потом посмотреть на себя спокойно в зеркало? Будет нас терзать совесть или нет? Дориан Грей не смог перенести муки совести. Здесь все зависит от душевного склада человека и накопленных знаний (которые как правило отягащают и вызывают ненужные переживания). А если совести нет, то и не страшно. Аристократия у Уайльда лишена этого атавизма. И тут заключается пожалуй главная идея книги - если человек рискнет заглянуть в самые темные закоулки своей души, либо встретит человека-зеркало (а такие люди безусловно есть на свете) и испугается увиденного, захочет ли он изменить себя в лучшую сторону или снова запрячет это в пыльный чулан, занавесив все покрывалом забытья? Сможет человек решиться на такой непростой выбор? Дориан не смог этого сделать и я не могу упрекнуть его за это. Вырваться из порочного круга у главного героя книги не вышло. А выйдет ли у нас? Общество, столь ярко описанное Уайльдом, не простило писателю такой неслыханной дерзости. Отражение в зеркале очень не понравилось. А ведь не зря говорили - "Неча на зеркало пенять, коли рожа крива". По сути Оскара Уайльда после выхода книги в свет постигла судьба его персонажа художника Бэзила Холлуорда. Писателя настиг "нож". И этот нож был в руках у тех, кто посмотрев впервые на себя со стороны, не очень обрадовался увиденному, поняв, что это и есть настоящее лицо. Уайльд просто рискнул назвать вещи своими именами. За что и поплатился, оставив, правда, нам великолепную книгу, повлиявшую как на творчество других писателей (в частности Говарда Лавкрафта), так и на простых людей, заставив некоторых крепко задуматься о своей жизни.
4 августа 2008 Поделиться
Посмотреть в зеркало, увидеть настоящего себя и ужаснуться... В книге Оскара Уайльда есть два зеркала - собственно сам Дориан Грей и его портрет, на котором мистически отражаются все изменения в жизни главного героя - его душа. И если на портрет смотрит только один человек, то на Дориана все. Но не страшатся, ибо праздность и лицемерие настолько въелись под кожу аристократии, что пронять этих людей уже нечем. Перед нами достоверный портрет той эпохи, той Англии, считавшейся владычицей практически половины мира. И медленно гниющей, порождая гниль как в низних слоях, так и в высших. Медленный и упоительный декаданс. И на мой взгляд никакой вины Дориана Грея нет, в том, что после знакомства с ним многие люди упали на самое дно. Значит люди к этому изначально расположены. Вот и все. Сильный всегда выигрывает, слабый проигрывает, как пишет сам Уайльд. Таков закон жизни. Каждый живет как он хочет и расплачивается с судьбой по своим счетам. Вопрос в другом. Сможем мы потом посмотреть на себя спокойно в зеркало? Будет нас терзать совесть или нет? Дориан Грей не смог перенести муки совести. Здесь все зависит от душевного склада человека и накопленных знаний (которые как правило отягащают и вызывают ненужные переживания). А если совести нет, то и не страшно. Аристократия у Уайльда лишена этого атавизма. И тут заключается пожалуй главная идея книги - если человек рискнет заглянуть в самые темные закоулки своей души, либо встретит человека-зеркало (а такие люди безусловно есть на свете) и испугается увиденного, захочет ли он изменить себя в лучшую сторону или снова запрячет это в пыльный чулан, занавесив все покрывалом забытья? Сможет человек решиться на такой непростой выбор? Дориан не смог этого сделать и я не могу упрекнуть его за это. Вырваться из порочного круга у главного героя книги не вышло. А выйдет ли у нас? Общество, столь ярко описанное Уайльдом, не простило писателю такой неслыханной дерзости. Отражение в зеркале очень не понравилось. А ведь не зря говорили - "Неча на зеркало пенять, коли рожа крива". По сути Оскара Уайльда после выхода книги в свет постигла судьба его персонажа художника Бэзила Холлуорда. Писателя настиг "нож". И этот нож был в руках у тех, кто посмотрев впервые на себя со стороны, не очень обрадовался увиденному, поняв, что это и есть настоящее лицо. Уайльд просто рискнул назвать вещи своими именами. За что и поплатился, оставив, правда, нам великолепную книгу, повлиявшую как на творчество других писателей (в частности Говарда Лавкрафта), так и на простых людей, заставив некоторых крепко задуматься о своей жизни.
  • У Вас очень интересные рецензии, такие эмоциональные и глубокие.
    4 августа 2008