знаковая книга, жаль что немного занудная

Рецензии и отзывы на книгу Кто виноват?

Книги, похожие на Кто виноват?

Отзывы к книге «Кто виноват?» (8)

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
Стиль повествования ужасен, хотя сюжет в общем то ничего. Слишком много налито воды.Если убрать ненужную информацию, не несущую в себе абсолютно никакого смысла как например описание того как колышатся листики у деревьев в саду или мельчайшие подробности внешностей людей которые не сыграли в повести никакой роли, произведение было бы короче раза в три. Чтение потребовало неимоверного тер... Читать полностью
Стиль повествования ужасен, хотя сюжет в общем то ничего. Слишком много налито воды.Если убрать ненужную информацию, не несущую в себе абсолютно никакого смысла как например описание того как колышатся листики у деревьев в саду или мельчайшие подробности внешностей людей которые не сыграли в повести никакой роли, произведение было бы короче раза в три. Чтение потребовало неимоверного терпения и силы воли. Читала этого автора в первый и в последний раз.
24 декабря 2011 Поделиться
Стиль повествования ужасен, хотя сюжет в общем то ничего. Слишком много налито воды.Если убрать ненужную информацию, не несущую в себе абсолютно никакого смысла как например описание того как колышатся листики у деревьев в саду или мельчайшие подробности внешностей людей которые не сыграли в повести никакой роли, произведение было бы короче раза в три. Чтение потребовало неимоверного терпения и силы воли. Читала этого автора в первый и в последний раз.
Кто виноват? Зачастую этот вопрос аналогичен вопросу "кто будет козлом отпущения"? В данной ситуации им может стать кто угодно (не могу вспомнить, какую теорию предлагала наша учительница в школе). Например, мать главного героя, потому что неправильно его воспитала (или допустила к воспитанию столь воздушного учителя). Врач? почему бы и нет! Родители Любоньки? О, да... И это не говоря о ... Читать полностью
Кто виноват? Зачастую этот вопрос аналогичен вопросу "кто будет козлом отпущения"? В данной ситуации им может стать кто угодно (не могу вспомнить, какую теорию предлагала наша учительница в школе). Например, мать главного героя, потому что неправильно его воспитала (или допустила к воспитанию столь воздушного учителя). Врач? почему бы и нет! Родители Любоньки? О, да... И это не говоря о главных героях. Здесь же основные действующие лица - интеллектуальная элита, так что им ничего не остается делать, как винить в произошедшем только себя, тем самым отдаляясь от других и от решения проблемы. Я не люблю неконструктивных вопросов.. Кто виноват? Какая разница? Намного важнее то, что все можно было решить, но не получилось. Для того чтобы попытаться найти решение проблемы нужно больше мужества, чем для простого себябичевания. Кто мог быть таким героем? Муж? Сразу нет. Жена? Она хотела, даже пыталась, но поздно и не очень настойчиво. Момент был упущен. Возможно, если бы болезнь ее не подкосила, все было бы лучше. А, может и хуже...
13 апреля 2011 Поделиться
Кто виноват? Зачастую этот вопрос аналогичен вопросу "кто будет козлом отпущения"? В данной ситуации им может стать кто угодно (не могу вспомнить, какую теорию предлагала наша учительница в школе). Например, мать главного героя, потому что неправильно его воспитала (или допустила к воспитанию столь воздушного учителя). Врач? почему бы и нет! Родители Любоньки? О, да... И это не говоря о главных героях. Здесь же основные действующие лица - интеллектуальная элита, так что им ничего не остается делать, как винить в произошедшем только себя, тем самым отдаляясь от других и от решения проблемы. Я не люблю неконструктивных вопросов.. Кто виноват? Какая разница? Намного важнее то, что все можно было решить, но не получилось. Для того чтобы попытаться найти решение проблемы нужно больше мужества, чем для простого себябичевания. Кто мог быть таким героем? Муж? Сразу нет. Жена? Она хотела, даже пыталась, но поздно и не очень настойчиво. Момент был упущен. Возможно, если бы болезнь ее не подкосила, все было бы лучше. А, может и хуже...
Мне книга понравилась, но зря я её читал после "Что делать?" Чернышевского.
Мне книга понравилась, но зря я её читал после "Что делать?" Чернышевского.
9 сентября 2010 Поделиться
Мне книга понравилась, но зря я её читал после "Что делать?" Чернышевского.
Вечный вопрос прикладной философии, однако! ;) На Руси, как правило - и его не решают - и дальше него не заходят. Так зачем он вообще сдался? Да затем, что если виноватого не "назначать", то есть надежда, что ему хоть в следующий раз завести народ в кровавое гэбэшное болото не доверят.
Вечный вопрос прикладной философии, однако! ;) На Руси, как правило - и его не решают - и дальше него не заходят. Так зачем он вообще сдался? Да затем, что если виноватого не "назначать", то есть надежда, что ему хоть в следующий раз завести народ в кровавое гэбэшное болото не доверят.
24 ноября 2009 Поделиться
Вечный вопрос прикладной философии, однако! ;) На Руси, как правило - и его не решают - и дальше него не заходят. Так зачем он вообще сдался? Да затем, что если виноватого не "назначать", то есть надежда, что ему хоть в следующий раз завести народ в кровавое гэбэшное болото не доверят.
Мы очень привыкли к счастливым финалам со свадьбой в конце. Мы привыкли к главным героям, которые, пройдя всевозможные преграды, получают достойное вознаграждение. Мы перелистываем последнюю страничку книги и остаемся в счастливом неведении о дальнейших скитаниях персонажей. В своем романе «Кто виноват?» Александр Иванович Герцен пишет: «…я считаю концом, когда за священником посылают, ... Читать полностью
Мы очень привыкли к счастливым финалам со свадьбой в конце. Мы привыкли к главным героям, которые, пройдя всевозможные преграды, получают достойное вознаграждение. Мы перелистываем последнюю страничку книги и остаемся в счастливом неведении о дальнейших скитаниях персонажей. В своем романе «Кто виноват?» Александр Иванович Герцен пишет: «…я считаю концом, когда за священником посылают, чтоб он соборовал маслом, да и это иной раз не конец. А когда служитель церкви является с тем, чтоб венчать, то это начало совсем новой повести, в которой только те же лица». Роман Герцена «Кто виноват?» условно можно разделить на две части: до женитьбы Любови Александровны с Дмитрием Яковлевичем и после. Сюжет закручивается в доме отставного генерала Алексея Абрамовича Негрова и его некогда привлекательной веселой, а теперь дородной, жалующейся на мнимую бессонницу и мигрень жены Глафиры Львовны. «Пустота всесовершеннейшая, самая многосторонняя царила в почтенном семействе Алексея Абрамовича. Зачем эти люди вставали с постелей, зачем двигались, для чего жили - трудно было бы отвечать на эти вопросы». Таким образом автор описывает дом четы Негровых. Стоит отметить, что Герцен описывает биографию каждого из своих героев чуть ли не с момента рождения. Читатель внимательно следит за их «историей болезни» и находит кучу объективных причин, по которым из здоровых подающих надежды молодых людей персонажи повести становятся обитателями дома, где задумчивость – не более чем оптический обман, где развлечением хозяйки становятся бредни заходящей иногда жены сельского священника или мечты о героях французских романов. Автор рассказывает про Глафиру Львовну, прожившую девичество с теткой-старой девой, которая оградила бедную племянницу от всех радостей жизни; про отставного генерала, который нигде так и не смог найти себе достойного дела. Конечно, первой реакцией неравнодушного читателя становится сочувствие. Но автор, цитируя слова Наполеона о том, что «судьба – слово, не имеющее смысла», и именно оттого становящееся насколько утешительным, наталкивает совсем на другие мысли. Неужели жизнь человека настолько фатальна, что человек не может ровным счетом ничего поделать со своей судьбой? В качестве своеобразного ответа на этот вопрос автор описывает и биографии внебрачной дочери Негрова Любы и учителя сына Негрова Дмитрия Яковлевича. Кандидат наук Дмитрий Яковлевич Круциферский, проживший всю свою сознательную жизнь в нищенском доме своего отца, уездного лекаря, неожиданно для себя самого попадает в дом к Негровым, где сначала образ жизни поражает его, однако вскоре он с ним свыкается. И опять Герцен вводит в сюжетную линию повести своеобразного персонажа – судьбу, которая как бы направляет героев навстречу друг другу. Между тем, невозможно не отметить, что обстоятельства, в которые попадает человек, не играют решающей роли. Так ни разу не выезжавшая за пределы дома Негровых дочь крестьянки Дуни Люба растет абсолютно обособленно. В ее образе воплощается идея о внутренней свободе человека, популярной среди литераторов эпохи Герцена. Перед Любой, еще совсем молодой девушкой, встает вопрос о противопоставлении внутренней свободы и внешней необходимости. По Герцену, для того чтобы сохранять видимость спокойного существования в доме, у девушки один выход – уйти в себя. Она исправно ведет журнал, из которого читатель понимает, что, при всей обусловленности героини обстоятельствами внешнего мира, она внутренне свободна. Она не поддается на провокации со стороны окружающих, которые попрекают ее происхождением. Даже Глафира Львовна, приняв ее трехлетнюю как свою дочь (конечно, под влиянием все тех же французских романов), не устает унижать девушку изо дня в день. Тут, конечно, большую роль играет то, что родная дочь жены Негрова Лиза уступает дочке крестьянки как внешне, так и богатством внутреннего мира. Человека думающего видно за версту, хоть он и не выпячивает нарочно свое превосходство. Он просто чувствует его. В ситуации с Любой мы понимаем это опять из ее дневника, в котором она в довольно снисходительном тоне говорит о своей учительнице Элизе Августовне, ласково называя ее ********. Она пытается анализировать свои поступки, поступки окружающих ее людей. Пустота Негровых не смогла проникнуть в ее голову. Люба одинока и, когда она встречает подобного ей одинокого скитальца Дмитрия Яковлевича, тут же влюбляется в него. Так же как и молодой кандидат, увидев родственную душу в Любе, делает ее смыслом всей своей жизни. Однако, после свадьбы Любови Александровны и Дмитрия Яковлевича, и даже после рождения сына, не все идет гладко. Переехав в город NN, чета Круциферских сталкивается с новыми преградами, которые преодолеть уже не в силах. Восторженная любовь мужа, наивного романтика уже не в силах удовлетворить Любовь Александровну, характер которой набирает силу с каждым днем. Для Круциферского любовь к жене – единственное содержание жизни, а его жене оказывается нужен человек, как ей кажется, более сильный и крепкий духом. В Бельтове героиня Герцена видит великого человека и влюбляется в него. Чувство оказывается взаимным. Тем не менее Бельтов понимает, что мешает жить любимой женщине и уезжает в неизвестном направлении. Круцеферский, узнав о слухах, которые ходят в городке про связь его жены с Бельтовым, начинает крепко выпивать, а Люба на последних строчках повести серьезно болеет чахоткой. В романе Герцена мы видим ретроспективное исследование сложившихся в обществе конфликтов. Автор оставляет открытым вопрос: кто виноват? Но между строк читается, что человек, по Герцену, - заложник, раб обстоятельств жизни. Тем не менее, в образе Любови Александровны мы видим, что человек все-таки может бороться. Эта тема актуальна и сейчас. Мы становимся заложниками обыденности, обязательств, учебы, работы, семьи, самых разных социальных институтов, и как же все-таки важно при этом сохранять свой стержень. Не пытаться совершить революцию, не о революции говорит Герцен. Он говорит о том, что мы не должны опускать руки. Как бы не тянул нас вниз якорь жизненных обстоятельств, внутренне мы все на воле.
26 марта 2009 Поделиться
Мы очень привыкли к счастливым финалам со свадьбой в конце. Мы привыкли к главным героям, которые, пройдя всевозможные преграды, получают достойное вознаграждение. Мы перелистываем последнюю страничку книги и остаемся в счастливом неведении о дальнейших скитаниях персонажей. В своем романе «Кто виноват?» Александр Иванович Герцен пишет: «…я считаю концом, когда за священником посылают, чтоб он соборовал маслом, да и это иной раз не конец. А когда служитель церкви является с тем, чтоб венчать, то это начало совсем новой повести, в которой только те же лица». Роман Герцена «Кто виноват?» условно можно разделить на две части: до женитьбы Любови Александровны с Дмитрием Яковлевичем и после. Сюжет закручивается в доме отставного генерала Алексея Абрамовича Негрова и его некогда привлекательной веселой, а теперь дородной, жалующейся на мнимую бессонницу и мигрень жены Глафиры Львовны. «Пустота всесовершеннейшая, самая многосторонняя царила в почтенном семействе Алексея Абрамовича. Зачем эти люди вставали с постелей, зачем двигались, для чего жили - трудно было бы отвечать на эти вопросы». Таким образом автор описывает дом четы Негровых. Стоит отметить, что Герцен описывает биографию каждого из своих героев чуть ли не с момента рождения. Читатель внимательно следит за их «историей болезни» и находит кучу объективных причин, по которым из здоровых подающих надежды молодых людей персонажи повести становятся обитателями дома, где задумчивость – не более чем оптический обман, где развлечением хозяйки становятся бредни заходящей иногда жены сельского священника или мечты о героях французских романов. Автор рассказывает про Глафиру Львовну, прожившую девичество с теткой-старой девой, которая оградила бедную племянницу от всех радостей жизни; про отставного генерала, который нигде так и не смог найти себе достойного дела. Конечно, первой реакцией неравнодушного читателя становится сочувствие. Но автор, цитируя слова Наполеона о том, что «судьба – слово, не имеющее смысла», и именно оттого становящееся насколько утешительным, наталкивает совсем на другие мысли. Неужели жизнь человека настолько фатальна, что человек не может ровным счетом ничего поделать со своей судьбой? В качестве своеобразного ответа на этот вопрос автор описывает и биографии внебрачной дочери Негрова Любы и учителя сына Негрова Дмитрия Яковлевича. Кандидат наук Дмитрий Яковлевич Круциферский, проживший всю свою сознательную жизнь в нищенском доме своего отца, уездного лекаря, неожиданно для себя самого попадает в дом к Негровым, где сначала образ жизни поражает его, однако вскоре он с ним свыкается. И опять Герцен вводит в сюжетную линию повести своеобразного персонажа – судьбу, которая как бы направляет героев навстречу друг другу. Между тем, невозможно не отметить, что обстоятельства, в которые попадает человек, не играют решающей роли. Так ни разу не выезжавшая за пределы дома Негровых дочь крестьянки Дуни Люба растет абсолютно обособленно. В ее образе воплощается идея о внутренней свободе человека, популярной среди литераторов эпохи Герцена. Перед Любой, еще совсем молодой девушкой, встает вопрос о противопоставлении внутренней свободы и внешней необходимости. По Герцену, для того чтобы сохранять видимость спокойного существования в доме, у девушки один выход – уйти в себя. Она исправно ведет журнал, из которого читатель понимает, что, при всей обусловленности героини обстоятельствами внешнего мира, она внутренне свободна. Она не поддается на провокации со стороны окружающих, которые попрекают ее происхождением. Даже Глафира Львовна, приняв ее трехлетнюю как свою дочь (конечно, под влиянием все тех же французских романов), не устает унижать девушку изо дня в день. Тут, конечно, большую роль играет то, что родная дочь жены Негрова Лиза уступает дочке крестьянки как внешне, так и богатством внутреннего мира. Человека думающего видно за версту, хоть он и не выпячивает нарочно свое превосходство. Он просто чувствует его. В ситуации с Любой мы понимаем это опять из ее дневника, в котором она в довольно снисходительном тоне говорит о своей учительнице Элизе Августовне, ласково называя ее ребенком. Она пытается анализировать свои поступки, поступки окружающих ее людей. Пустота Негровых не смогла проникнуть в ее голову. Люба одинока и, когда она встречает подобного ей одинокого скитальца Дмитрия Яковлевича, тут же влюбляется в него. Так же как и молодой кандидат, увидев родственную душу в Любе, делает ее смыслом всей своей жизни. Однако, после свадьбы Любови Александровны и Дмитрия Яковлевича, и даже после рождения сына, не все идет гладко. Переехав в город NN, чета Круциферских сталкивается с новыми преградами, которые преодолеть уже не в силах. Восторженная любовь мужа, наивного романтика уже не в силах удовлетворить Любовь Александровну, характер которой набирает силу с каждым днем. Для Круциферского любовь к жене – единственное содержание жизни, а его жене оказывается нужен человек, как ей кажется, более сильный и крепкий духом. В Бельтове героиня Герцена видит великого человека и влюбляется в него. Чувство оказывается взаимным. Тем не менее Бельтов понимает, что мешает жить любимой женщине и уезжает в неизвестном направлении. Круцеферский, узнав о слухах, которые ходят в городке про связь его жены с Бельтовым, начинает крепко выпивать, а Люба на последних строчках повести серьезно болеет чахоткой. В романе Герцена мы видим ретроспективное исследование сложившихся в обществе конфликтов. Автор оставляет открытым вопрос: кто виноват? Но между строк читается, что человек, по Герцену, - заложник, раб обстоятельств жизни. Тем не менее, в образе Любови Александровны мы видим, что человек все-таки может бороться. Эта тема актуальна и сейчас. Мы становимся заложниками обыденности, обязательств, учебы, работы, семьи, самых разных социальных институтов, и как же все-таки важно при этом сохранять свой стержень. Не пытаться совершить революцию, не о революции говорит Герцен. Он говорит о том, что мы не должны опускать руки. Как бы не тянул нас вниз якорь жизненных обстоятельств, внутренне мы все на воле.
Бесконечно грустная книга о безнадежности русской жизни, об обреченности даже самого светлого, лучшего и вроде бы дающего надежду. И хотя в книге есть и крупицы великолепного герценовского юмора, и некоторые истории даже заканчиваются неожиданно счастливо, это мало помогает делу. Нет спасения чистым и беззащитным душам в российской действительности. И самое ужасное, что люди, строящие св... Читать полностью
Бесконечно грустная книга о безнадежности русской жизни, об обреченности даже самого светлого, лучшего и вроде бы дающего надежду. И хотя в книге есть и крупицы великолепного герценовского юмора, и некоторые истории даже заканчиваются неожиданно счастливо, это мало помогает делу. Нет спасения чистым и беззащитным душам в российской действительности. И самое ужасное, что люди, строящие свою жизнь таким образом, что душат своих ближних, в принципе, не желают им зла… Да и вообще «не делают, впрочем, никакого вреда». Есть места, которые невозможно читать без боли. «Отъезд Мити был переломом жизни стариков: они остались одни; тишина, грусть еще более овладели их домиком. Управляющий мецената, человек не слабонервный, почувствовал что-то вроде слез, когда старики расставались с сыном. Бедный отец прощается не так, как богатый; он говорил сыну: «Иди, друг мой, ищи себе хлеба; я более для тебя ничего не могу сделать; пролагай свою дорогу и вспоминай нас!» И увидятся ли они, найдет ли он себе хлеб – все покрыто черной, тяжкой завесой… Хочет отец дать сыну на дорогу побольше, и нет возможности; он десять раз рассчитывает, сколько можно уделить из наличных восьмидесяти рублей, и все ему кажется мало. А мать сколько слез прольет над убогим узелком, в который она положила необходимейшие свои вещи, но понимает, что всего недостает, и знает, что негде взять… Это сцены, никому не известные, мещанские, скрываемые тщательно от постороннего глаза, но вопиющие и раздирающие сердце! Хорошо, что они скрыты!» Книге смело можно было бы поставить 10, но она так печальна и читать ее в какой-то момент становится так грустно, что трудно назвать ее книгой из цикла "лучше не бывает"...
28 июня 2008 Поделиться
Бесконечно грустная книга о безнадежности русской жизни, об обреченности даже самого светлого, лучшего и вроде бы дающего надежду. И хотя в книге есть и крупицы великолепного герценовского юмора, и некоторые истории даже заканчиваются неожиданно счастливо, это мало помогает делу. Нет спасения чистым и беззащитным душам в российской действительности. И самое ужасное, что люди, строящие свою жизнь таким образом, что душат своих ближних, в принципе, не желают им зла… Да и вообще «не делают, впрочем, никакого вреда». Есть места, которые невозможно читать без боли. «Отъезд Мити был переломом жизни стариков: они остались одни; тишина, грусть еще более овладели их домиком. Управляющий мецената, человек не слабонервный, почувствовал что-то вроде слез, когда старики расставались с сыном. Бедный отец прощается не так, как богатый; он говорил сыну: «Иди, друг мой, ищи себе хлеба; я более для тебя ничего не могу сделать; пролагай свою дорогу и вспоминай нас!» И увидятся ли они, найдет ли он себе хлеб – все покрыто черной, тяжкой завесой… Хочет отец дать сыну на дорогу побольше, и нет возможности; он десять раз рассчитывает, сколько можно уделить из наличных восьмидесяти рублей, и все ему кажется мало. А мать сколько слез прольет над убогим узелком, в который она положила необходимейшие свои вещи, но понимает, что всего недостает, и знает, что негде взять… Это сцены, никому не известные, мещанские, скрываемые тщательно от постороннего глаза, но вопиющие и раздирающие сердце! Хорошо, что они скрыты!» Книге смело можно было бы поставить 10, но она так печальна и читать ее в какой-то момент становится так грустно, что трудно назвать ее книгой из цикла "лучше не бывает"...
Просто отличная книга. Почему-то в школе так и не прочитала, а оущение со школьных времен осталось как о книге, стоящей где-то в ровень с книгой "Что делать?" Чернышевского. Чудилась какая-то революционная тематика почему-то. А это замечательный роман! Там безумно интересные герои с прекрасно выписанным психологическим портретом. Тема таланливого одаренного человека, не нашедшего себе в... Читать полностью
Просто отличная книга. Почему-то в школе так и не прочитала, а оущение со школьных времен осталось как о книге, стоящей где-то в ровень с книгой "Что делать?" Чернышевского. Чудилась какая-то революционная тематика почему-то. А это замечательный роман! Там безумно интересные герои с прекрасно выписанным психологическим портретом. Тема таланливого одаренного человека, не нашедшего себе в жизни практического применения, мне кажется, будет близка многим. Да и кроме этой темы там есть еще над чем призадуматься, хотя бы над вопросом "кто виноват?" Кстати для автора, как мне кажется, он так и остался открытым, как впрочем и для меня.
1 марта 2008 Поделиться
Просто отличная книга. Почему-то в школе так и не прочитала, а оущение со школьных времен осталось как о книге, стоящей где-то в ровень с книгой "Что делать?" Чернышевского. Чудилась какая-то революционная тематика почему-то. А это замечательный роман! Там безумно интересные герои с прекрасно выписанным психологическим портретом. Тема таланливого одаренного человека, не нашедшего себе в жизни практического применения, мне кажется, будет близка многим. Да и кроме этой темы там есть еще над чем призадуматься, хотя бы над вопросом "кто виноват?" Кстати для автора, как мне кажется, он так и остался открытым, как впрочем и для меня.

При копировании отзывов о книге «Кто виноват?» ссылка на Imhonet.ru или на автора отзыва обязательна.