Книги похожие на Эвакуатор

Книги, похожие на Эвакуатор

Отзывы к книге «Эвакуатор» (40)

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
Я очень рада, что нашла еще одного "своего" автора. Многие мысли настолько близки, будто не раз сидели с ним на кухне и обсуждали. Особенно идея двух богов понравилась, мне всегда что-то подобное воображалось, но у него очень изящно заверченно. И другая моя любимая тема - взгляд на привычные вещи с позиций другого сознания, другой нравственной системы. И этот подход "инопланетянина" где... Читать полностью
Я очень рада, что нашла еще одного "своего" автора. Многие мысли настолько близки, будто не раз сидели с ним на кухне и обсуждали. Особенно идея двух богов понравилась, мне всегда что-то подобное воображалось, но у него очень изящно заверченно. И другая моя любимая тема - взгляд на привычные вещи с позиций другого сознания, другой нравственной системы. И этот подход "инопланетянина" где-то нравился, где-то шокировал, но во всяком случае позволял посмотреть на привычное с другой колокольни. Этот "чуждый взгляд", считаю, Быкову удался. Концовка, конечно, неожиданная, но правильная, от нравственных обязательств легко не уйдешь. Язык отмечу особо, он очень легкий, остроумный, герои то ли треплются, то ли говорят откровения, местами очень весело. Автору спасибо.
15 сентября 2010 Поделиться
Я очень рада, что нашла еще одного "своего" автора. Многие мысли настолько близки, будто не раз сидели с ним на кухне и обсуждали. Особенно идея двух богов понравилась, мне всегда что-то подобное воображалось, но у него очень изящно заверченно. И другая моя любимая тема - взгляд на привычные вещи с позиций другого сознания, другой нравственной системы. И этот подход "инопланетянина" где-то нравился, где-то шокировал, но во всяком случае позволял посмотреть на привычное с другой колокольни. Этот "чуждый взгляд", считаю, Быкову удался. Концовка, конечно, неожиданная, но правильная, от нравственных обязательств легко не уйдешь. Язык отмечу особо, он очень легкий, остроумный, герои то ли треплются, то ли говорят откровения, местами очень весело. Автору спасибо.
  • А Вам спасибо за отзыв. Чувствую то же :-)
    11 декабря 2011
Захватывающая история!С жанром даже определиться сложно:начинается,как практически любовный роман,просто жизненная история,потом появляются элементы триллера(теракты),затем -фантастический роман,а заканчивается,как и начиналось-история жизни и любви. При этом книга о нашей жизни,о человеке,его поведении.Также есть и политическая составляющая. Я книгу слушала в исполнении автора-прекрасн... Читать полностью
Захватывающая история!С жанром даже определиться сложно:начинается,как практически любовный роман,просто жизненная история,потом появляются элементы триллера(теракты),затем -фантастический роман,а заканчивается,как и начиналось-история жизни и любви. При этом книга о нашей жизни,о человеке,его поведении.Также есть и политическая составляющая. Я книгу слушала в исполнении автора-прекрасно!!!
25 июля 2010 Поделиться
Захватывающая история!С жанром даже определиться сложно:начинается,как практически любовный роман,просто жизненная история,потом появляются элементы триллера(теракты),затем -фантастический роман,а заканчивается,как и начиналось-история жизни и любви. При этом книга о нашей жизни,о человеке,его поведении.Также есть и политическая составляющая. Я книгу слушала в исполнении автора-прекрасно!!!
Прекрасные стихи к роману, атмосфера мира в романе-гниющего и разлагающегося.Очень интересны характеры героев.Однако. в целом, роман не получился, рассказанная история неубедительна психологичски и сюжетно.
Прекрасные стихи к роману, атмосфера мира в романе-гниющего и разлагающегося.Очень интересны характеры героев.Однако. в целом, роман не получился, рассказанная история неубедительна психологичски и сюжетно.
1 сентября 2009 Поделиться
Прекрасные стихи к роману, атмосфера мира в романе-гниющего и разлагающегося.Очень интересны характеры героев.Однако. в целом, роман не получился, рассказанная история неубедительна психологичски и сюжетно.
Мне нравится творчество Дмитрия Быкова. Его философские обобщения, реминисценции, стихи.Вот и эта книга - обо всем сразу. О любви как эвакуации, о нашем несовершенном мире, о тоске по чуду, о том, как глупо мы строим своё общество... Но при всем при этом я не чувствую в авторе злобы и ненависти, хотя мир, который он описывает, трещит по швам. Скорее, любовь... Именно поэтому я предпочита... Читать полностью
Мне нравится творчество Дмитрия Быкова. Его философские обобщения, реминисценции, стихи.Вот и эта книга - обо всем сразу. О любви как эвакуации, о нашем несовершенном мире, о тоске по чуду, о том, как глупо мы строим своё общество... Но при всем при этом я не чувствую в авторе злобы и ненависти, хотя мир, который он описывает, трещит по швам. Скорее, любовь... Именно поэтому я предпочитаю прозу Быкова многим другим авторам. Из "Стихов вокруг романа" НАЧАЛО ЗИМЫ Зима приходит вздохом струнных: «Всему конец». Она приводит белорунных Своих овец, Своих коней, что ждут ударов, Как наивысшей похвалы, Своих волков, своих удавов, И все они белы, белы. Есть в осени позднеконечной, В ее кострах, Какой-то гибельный, предвечный, Сосущий страх: Когда душа от неуюта, От воя бездны за стеной Дрожит, как утлая каюта Иль теремок берестяной. Все мнется, сыплется, и мнится, Что нам пора, Что опадут не только листья, Но и кора, Дома подломятся в коленях И лягут грудой кирпичей — Земля в осколках и поленьях Предстанет грубой и ничьей. Но есть и та еще услада На рубеже, Что ждать зимы теперь не надо: Она уже. Как сладко мне и ей – обоим — Вливаться в эту колею: Есть изныванье перед боем И облегчение в бою. Свершилось. Все, что обещало Прийти – пришло. В конце скрывается начало. Теперь смешно Дрожать, как мокрая рубаха, Глядеть с надеждою во тьму И нищим подавать из страха — Не стать бы нищим самому. Зиме смятенье не пристало. Ее стезя Структуры требует, кристалла. Скулить нельзя, Но подберемся. Без истерик, Тверды, как мерзлая земля, Надвинем шапку, выйдем в скверик: Какая прелесть! Все с нуля. Как все бело, как незнакомо! И снегири! Ты говоришь, что это кома? Не говори. Здесь тоже жизнь, хоть нам и странен Застывший, колкий мир зимы, Как торжествующий крестьянин. Пусть торжествует. Он – не мы. Мы никогда не торжествуем, Но нам мила Зима. Коснемся поцелуем Ее чела, Припрячем нож за голенищем, Тетрадь забросим под кровать, Накупим дров, и будем нищим Из милосердья подавать. ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ БАЛЛАДА Я знал, что меня приведут На тот окончательный суд, Где все зарыдают, и всё оправдают, И все с полувзгляда поймут. И как же, позвольте спросить, Он сможет меня не простить, Чего ему боле в холодной юдоли, Где лук-то непросто растить? Ведь должен же кто-то, хоть Бог, Отбросив возвышенный слог, Тепло и отрадно сказать мне: «Да ладно, Ты просто иначе не мог!» — И, к уху склонясь моему, Промолвить: «Уж я-то пойму!». Вот так мне казалось; и как оказалось — Казалось не мне одному. …Теперь на процессе своем Стоим почему-то втроем: Направо ворота, налево гаррота, А сзади лежит водоем. И праведник молвил: «Господь, Я долго смирял свою плоть, Мой ум упирался, но ты постарался — И смог я его побороть. Я роздал именье и дом, Построенный тяжким трудом, — Не чувствуя срама, я гордо и прямо Стою перед Вышним судом». Он смотрит куда-то туда, Где движется туч череда, И с полупоклоном рассеянным тоном Ему отвечает: «Да-да». И рядом стоящий чувак Сказал приблизительно так: «Ты глуп, примитивен, ты был мне противен, Я был твой сознательный враг. Не просто озлобленный гном, Которому в радость погром, — О, я был поэтом, о, я был эстетом, О, я был ужасным ******! Я ждал, что для всех моих дел Положишь ты некий предел, — Но, словно радея о благе злодея, Ты, кажется, недоглядел. Я гордо стою у черты На фоне людской мелкоты: Доволен и славен, я был тебе равен — А может, и выше, чем ты!». Он смотрит туда, в вышину, Слегка поправляет луну Левее Сатурна – и как-то дежурно «Ну-ну, – отвечает, – ну-ну». Меж тем все темней синева Все легче моя голова. Пришла моя очередь себя опорочивать, А я забываю слова. Среди мирового вранья Лишь им и доверился я, Но вижу теперь я, что все это перья, Клочки, лоскутки, чешуя. Теперь из моей головы Они вылетают, мертвы, Мой спич и не начат, а что-либо значит Одно только слово «увы». Всю жизнь не умея решить, Подвижничать или грешить, — Я выбрал в итоге томиться о Боге, А также немножечко шить; И вот я кроил, вышивал, Не праздновал, а выживал, Смотрел свысока на фанатов стакана, На выскочек и вышибал — И что у меня позади? Да Господи не приведи: Из двух миллионов моральных законов Я выполнил лишь «Не кради». За мной, о верховный ГУИН, Так много осталось руин, Как будто я киллер по прозвищу Триллер, Чьей пищею был кокаин. И все это ради того, Что так безнадежно мертво — Всё выползни, слизни, осколки от жизни, Которой живет большинство; И хроникой этих потерь Я мнил оправдаться теперь? Прости меня, Боже, и дай мне по роже — Я этого стою, поверь. Он смотрит рассеянно вдаль, Я, кажется, вижу печаль В глазах его цвета усталого лета — Хорошая строчка, и жаль, Что некому мне, старику, Поведать такую строку; Он смотрит – и скоро взамен приговора «Ку-ку», произносит, «ку-ку». И мы остаемся втроем В неведенье полном своем; Нам стыдно, слюнтяям, что мы отвлекаем, Подумать ему не даем, Но праведник дышит тяжкО И шепчет ему на ушко: «Ну ладно, понятно, хотя неприятно, Но Господи, дальше-то что?!». И он, подавляя смешок, Как если б морской гребешок Спросил его «Боже, а дальше-то что же?» — «Да что? – говорит. – На горшок». И вот мы сидим на горшках, Навек друг у друга в дружках; Зима наступает, детсад утопает В гирляндах, игрушках, флажках. Мой ум заполняет не то, Что прожито и отжито, А девочка Маша, и манная каша, И что-то еще из Барто, Но я успеваю вместить, Что он и не мог не простить — И этого, справа, по имени Слава, Что всех собирался крестить, И этого тоже козла, Эстета грошового зла, Сидящего слева, по имени Сева, И третьего – кто он? Не зна… Он всех нас простит без затей, Но так, как прощают детей, Чьи ссоры (при взгляде серьезного дяди) Пустого ореха пустей. Но краем сознанья держась За некую тайную связь, Без коей я точно подох бы досрочно И был совершенная *****, — Уставясь в окно, в полумрак, Где бегает радостно так Толпа молодежи, – я думаю: «Боже! А надо-то было-то как?» Он смотрит рассеянно вбок, И взор его так же глубок, Как тьма океана; но грустно и странно, Как будто он вовсе не Бог, Он мне отвечает: «Вот так, Вот так вот», – и делает знак, Но этого знака среди полумрака Уже мне не видно никак. Он что-то еще говорит, И каждое слово горит, Как уголь заката; шумит, как регата, Когда над волною парит, И плещет, как ветка в грозу, И пахнет, как стог на возу — Вот так: бобэоби… но нет, вивиэре… Потом моонзу, моонзу!
11 декабря 2011 Поделиться
Мне нравится творчество Дмитрия Быкова. Его философские обобщения, реминисценции, стихи.Вот и эта книга - обо всем сразу. О любви как эвакуации, о нашем несовершенном мире, о тоске по чуду, о том, как глупо мы строим своё общество... Но при всем при этом я не чувствую в авторе злобы и ненависти, хотя мир, который он описывает, трещит по швам. Скорее, любовь... Именно поэтому я предпочитаю прозу Быкова многим другим авторам. Из "Стихов вокруг романа" НАЧАЛО ЗИМЫ Зима приходит вздохом струнных: «Всему конец». Она приводит белорунных Своих овец, Своих коней, что ждут ударов, Как наивысшей похвалы, Своих волков, своих удавов, И все они белы, белы. Есть в осени позднеконечной, В ее кострах, Какой-то гибельный, предвечный, Сосущий страх: Когда душа от неуюта, От воя бездны за стеной Дрожит, как утлая каюта Иль теремок берестяной. Все мнется, сыплется, и мнится, Что нам пора, Что опадут не только листья, Но и кора, Дома подломятся в коленях И лягут грудой кирпичей — Земля в осколках и поленьях Предстанет грубой и ничьей. Но есть и та еще услада На рубеже, Что ждать зимы теперь не надо: Она уже. Как сладко мне и ей – обоим — Вливаться в эту колею: Есть изныванье перед боем И облегчение в бою. Свершилось. Все, что обещало Прийти – пришло. В конце скрывается начало. Теперь смешно Дрожать, как мокрая рубаха, Глядеть с надеждою во тьму И нищим подавать из страха — Не стать бы нищим самому. Зиме смятенье не пристало. Ее стезя Структуры требует, кристалла. Скулить нельзя, Но подберемся. Без истерик, Тверды, как мерзлая земля, Надвинем шапку, выйдем в скверик: Какая прелесть! Все с нуля. Как все бело, как незнакомо! И снегири! Ты говоришь, что это кома? Не говори. Здесь тоже жизнь, хоть нам и странен Застывший, колкий мир зимы, Как торжествующий крестьянин. Пусть торжествует. Он – не мы. Мы никогда не торжествуем, Но нам мила Зима. Коснемся поцелуем Ее чела, Припрячем нож за голенищем, Тетрадь забросим под кровать, Накупим дров, и будем нищим Из милосердья подавать. ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ БАЛЛАДА Я знал, что меня приведут На тот окончательный суд, Где все зарыдают, и всё оправдают, И все с полувзгляда поймут. И как же, позвольте спросить, Он сможет меня не простить, Чего ему боле в холодной юдоли, Где лук-то непросто растить? Ведь должен же кто-то, хоть Бог, Отбросив возвышенный слог, Тепло и отрадно сказать мне: «Да ладно, Ты просто иначе не мог!» — И, к уху склонясь моему, Промолвить: «Уж я-то пойму!». Вот так мне казалось; и как оказалось — Казалось не мне одному. …Теперь на процессе своем Стоим почему-то втроем: Направо ворота, налево гаррота, А сзади лежит водоем. И праведник молвил: «Господь, Я долго смирял свою плоть, Мой ум упирался, но ты постарался — И смог я его побороть. Я роздал именье и дом, Построенный тяжким трудом, — Не чувствуя срама, я гордо и прямо Стою перед Вышним судом». Он смотрит куда-то туда, Где движется туч череда, И с полупоклоном рассеянным тоном Ему отвечает: «Да-да». И рядом стоящий чувак Сказал приблизительно так: «Ты глуп, примитивен, ты был мне противен, Я был твой сознательный враг. Не просто озлобленный гном, Которому в радость погром, — О, я был поэтом, о, я был эстетом, О, я был ужасным говном! Я ждал, что для всех моих дел Положишь ты некий предел, — Но, словно радея о благе злодея, Ты, кажется, недоглядел. Я гордо стою у черты На фоне людской мелкоты: Доволен и славен, я был тебе равен — А может, и выше, чем ты!». Он смотрит туда, в вышину, Слегка поправляет луну Левее Сатурна – и как-то дежурно «Ну-ну, – отвечает, – ну-ну». Меж тем все темней синева Все легче моя голова. Пришла моя очередь себя опорочивать, А я забываю слова. Среди мирового вранья Лишь им и доверился я, Но вижу теперь я, что все это перья, Клочки, лоскутки, чешуя. Теперь из моей головы Они вылетают, мертвы, Мой спич и не начат, а что-либо значит Одно только слово «увы». Всю жизнь не умея решить, Подвижничать или грешить, — Я выбрал в итоге томиться о Боге, А также немножечко шить; И вот я кроил, вышивал, Не праздновал, а выживал, Смотрел свысока на фанатов стакана, На выскочек и вышибал — И что у меня позади? Да Господи не приведи: Из двух миллионов моральных законов Я выполнил лишь «Не кради». За мной, о верховный ГУИН, Так много осталось руин, Как будто я киллер по прозвищу Триллер, Чьей пищею был кокаин. И все это ради того, Что так безнадежно мертво — Всё выползни, слизни, осколки от жизни, Которой живет большинство; И хроникой этих потерь Я мнил оправдаться теперь? Прости меня, Боже, и дай мне по роже — Я этого стою, поверь. Он смотрит рассеянно вдаль, Я, кажется, вижу печаль В глазах его цвета усталого лета — Хорошая строчка, и жаль, Что некому мне, старику, Поведать такую строку; Он смотрит – и скоро взамен приговора «Ку-ку», произносит, «ку-ку». И мы остаемся втроем В неведенье полном своем; Нам стыдно, слюнтяям, что мы отвлекаем, Подумать ему не даем, Но праведник дышит тяжкО И шепчет ему на ушко: «Ну ладно, понятно, хотя неприятно, Но Господи, дальше-то что?!». И он, подавляя смешок, Как если б морской гребешок Спросил его «Боже, а дальше-то что же?» — «Да что? – говорит. – На горшок». И вот мы сидим на горшках, Навек друг у друга в дружках; Зима наступает, детсад утопает В гирляндах, игрушках, флажках. Мой ум заполняет не то, Что прожито и отжито, А девочка Маша, и манная каша, И что-то еще из Барто, Но я успеваю вместить, Что он и не мог не простить — И этого, справа, по имени Слава, Что всех собирался крестить, И этого тоже козла, Эстета грошового зла, Сидящего слева, по имени Сева, И третьего – кто он? Не зна… Он всех нас простит без затей, Но так, как прощают детей, Чьи ссоры (при взгляде серьезного дяди) Пустого ореха пустей. Но краем сознанья держась За некую тайную связь, Без коей я точно подох бы досрочно И был совершенная мразь, — Уставясь в окно, в полумрак, Где бегает радостно так Толпа молодежи, – я думаю: «Боже! А надо-то было-то как?» Он смотрит рассеянно вбок, И взор его так же глубок, Как тьма океана; но грустно и странно, Как будто он вовсе не Бог, Он мне отвечает: «Вот так, Вот так вот», – и делает знак, Но этого знака среди полумрака Уже мне не видно никак. Он что-то еще говорит, И каждое слово горит, Как уголь заката; шумит, как регата, Когда над волною парит, И плещет, как ветка в грозу, И пахнет, как стог на возу — Вот так: бобэоби… но нет, вивиэре… Потом моонзу, моонзу!
Мне кажется, что любовная линия в этой книге существует скорее для понимания внутреннего мира героев. А мировая катастрофа и всеобщий исход - для создания атмосферы. Загадка инопланетянин или нет - завлекалочка для интеллектуальных лентяев. На самом деле книжка о том, что герои виртуального труда бывают очень симпатичными людьми. Но они везде лишние, где бы не оказались. За исключением... Читать полностью
Мне кажется, что любовная линия в этой книге существует скорее для понимания внутреннего мира героев. А мировая катастрофа и всеобщий исход - для создания атмосферы. Загадка инопланетянин или нет - завлекалочка для интеллектуальных лентяев. На самом деле книжка о том, что герои виртуального труда бывают очень симпатичными людьми. Но они везде лишние, где бы не оказались. За исключением книжных страниц. Такая вот кочка зрения. Понравилось всё: и линия, и атмосфера, и завлекалочка. И, конечно, стихи.
22 февраля 2011 Поделиться
Мне кажется, что любовная линия в этой книге существует скорее для понимания внутреннего мира героев. А мировая катастрофа и всеобщий исход - для создания атмосферы. Загадка инопланетянин или нет - завлекалочка для интеллектуальных лентяев. На самом деле книжка о том, что герои виртуального труда бывают очень симпатичными людьми. Но они везде лишние, где бы не оказались. За исключением книжных страниц. Такая вот кочка зрения. Понравилось всё: и линия, и атмосфера, и завлекалочка. И, конечно, стихи.
Какая чудесная, невероятная книга! И загадка сохраняется до самой последней главы, что тоже входит в немалое число преимуществ. Несмотря на всю свою "фантастичность", вызывает отнюдь не дурноту и отвращение, как это обычно бывает в подобной ситации, а напротив, забавляет, чтоле. В любом случае, читать стоит - не пожалеете.
Какая чудесная, невероятная книга! И загадка сохраняется до самой последней главы, что тоже входит в немалое число преимуществ. Несмотря на всю свою "фантастичность", вызывает отнюдь не дурноту и отвращение, как это обычно бывает в подобной ситации, а напротив, забавляет, чтоле. В любом случае, читать стоит - не пожалеете.
25 сентября 2010 Поделиться
Какая чудесная, невероятная книга! И загадка сохраняется до самой последней главы, что тоже входит в немалое число преимуществ. Несмотря на всю свою "фантастичность", вызывает отнюдь не дурноту и отвращение, как это обычно бывает в подобной ситации, а напротив, забавляет, чтоле. В любом случае, читать стоит - не пожалеете.
Очень современный и вкусный роман. Дело не в сюжете, который сделан с обычным мастерством, но, впрочем, не так уж и нов, а в развитии характеров героев, когда и люди, и не люди развиваются в нечто интересное читателю. Ждешь, а что с гими будет? Правда концовка не оправдывает всех ожиданий, но с этим сюжетом справились бы, разве что АБС... А философия та же, что в ЖД. Видимо автор подсел ... Читать полностью
Очень современный и вкусный роман. Дело не в сюжете, который сделан с обычным мастерством, но, впрочем, не так уж и нов, а в развитии характеров героев, когда и люди, и не люди развиваются в нечто интересное читателю. Ждешь, а что с гими будет? Правда концовка не оправдывает всех ожиданий, но с этим сюжетом справились бы, разве что АБС... А философия та же, что в ЖД. Видимо автор подсел на судьбы русского народа, а это как то не катит. Но пусть уж так, чем никак. В целом, талантливо и читабельно.
16 января 2008 Поделиться
Очень современный и вкусный роман. Дело не в сюжете, который сделан с обычным мастерством, но, впрочем, не так уж и нов, а в развитии характеров героев, когда и люди, и не люди развиваются в нечто интересное читателю. Ждешь, а что с гими будет? Правда концовка не оправдывает всех ожиданий, но с этим сюжетом справились бы, разве что АБС... А философия та же, что в ЖД. Видимо автор подсел на судьбы русского народа, а это как то не катит. Но пусть уж так, чем никак. В целом, талантливо и читабельно.
  • Согласна,что концовка немного не дотянула.Поэтому и поставила 9.
    25 июля 2010
Интересно. Как всегда у Быкова, точные описания как окружающего мира, так и душевного состояние героев... Вновь фоном звучит его постоянная нота по поводу "исконно русского народа", принимающего форму сосуда, в который налит (эта тема доведена до логического финала в ЖД). Только, как и в Оправдании, после сеанса черной магии зачем-то следует его разоблачение. Если бы не это - поставил бы... Читать полностью
Интересно. Как всегда у Быкова, точные описания как окружающего мира, так и душевного состояние героев... Вновь фоном звучит его постоянная нота по поводу "исконно русского народа", принимающего форму сосуда, в который налит (эта тема доведена до логического финала в ЖД). Только, как и в Оправдании, после сеанса черной магии зачем-то следует его разоблачение. Если бы не это - поставил бы Отлично.
11 сентября 2007 Поделиться
Интересно. Как всегда у Быкова, точные описания как окружающего мира, так и душевного состояние героев... Вновь фоном звучит его постоянная нота по поводу "исконно русского народа", принимающего форму сосуда, в который налит (эта тема доведена до логического финала в ЖД). Только, как и в Оправдании, после сеанса черной магии зачем-то следует его разоблачение. Если бы не это - поставил бы Отлично.
Захватывающе. Не уверена, что понравится мужчинам, потому что все про любовь..Декорации меняются стремительно, до конца романа так и неясно, фантастика это или нет. Финальная сцена, когда героиня возвращается в Москву, из которой все бегут, вызывает воспоминание о военной литературе. Посыл: гибнущий мир спасет простая русская женщина
Захватывающе. Не уверена, что понравится мужчинам, потому что все про любовь..Декорации меняются стремительно, до конца романа так и неясно, фантастика это или нет. Финальная сцена, когда героиня возвращается в Москву, из которой все бегут, вызывает воспоминание о военной литературе. Посыл: гибнущий мир спасет простая русская женщина
29 августа 2007 Поделиться
Захватывающе. Не уверена, что понравится мужчинам, потому что все про любовь..Декорации меняются стремительно, до конца романа так и неясно, фантастика это или нет. Финальная сцена, когда героиня возвращается в Москву, из которой все бегут, вызывает воспоминание о военной литературе. Посыл: гибнущий мир спасет простая русская женщина

При использовании информации о списке книг похожих на «Эвакуатор» ссылка на Imhonet.ru обязательна.