Книги похожие на Олигархи: Богатство и власть в новой России

The Oligarchs: Wealth and Power in the New Russia

Книги, похожие на Олигархи: Богатство и власть в новой России

Персоны книги Олигархи: Богатство и власть в новой России

Отзывы к книге «Олигархи: Богатство и власть в новой России» (7)

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
  • Миллиарды!!!! +100 :-))
    6 декабря 2011
Хорошая книга !
Хорошая книга !
18 июня 2012 Поделиться
Хорошая книга !
Вчера закончил читать эту замечательную по содержанию и "напору" мысли книгу!!! Что могу сказать, это без вариантов - шедевр!!!
Вчера закончил читать эту замечательную по содержанию и "напору" мысли книгу!!! Что могу сказать, это без вариантов - шедевр!!!
6 декабря 2011 Поделиться
Вчера закончил читать эту замечательную по содержанию и "напору" мысли книгу!!! Что могу сказать, это без вариантов - шедевр!!!
хорошая книга.интересно читать.
хорошая книга.интересно читать.
24 ноября 2010 Поделиться
хорошая книга.интересно читать.
Потрясающе емкое, подробное и объективное изложение новейшей истории современной России.
Потрясающе емкое, подробное и объективное изложение новейшей истории современной России.
5 ноября 2010 Поделиться
Потрясающе емкое, подробное и объективное изложение новейшей истории современной России.
Лужков, Березовский, Чубайс и другие в книге «Олигархи� 0bb; журналиста The Washington Post Дэвида Хоффмана - обширном, пристрастном и, временами, комичном исследовании Книга Дэвида Хоффмана «Олигархи� 0bb; - импортный товар в забытом смысле времен застоя, когда «импортом� 0bb; называлось все, сделанное «там» и «для них» но в силу... Читать полностью
Лужков, Березовский, Чубайс и другие в книге «Олигархи� 0bb; журналиста The Washington Post Дэвида Хоффмана - обширном, пристрастном и, временами, комичном исследовании Книга Дэвида Хоффмана «Олигархи� 0bb; - импортный товар в забытом смысле времен застоя, когда «импортом� 0bb; называлось все, сделанное «там» и «для них» но в силу разных обстоятельств попавшее сюда. Проще говоря, эта книга написана американцем и для американцев, и переведена на русский с опозданием лет эдак в пять. Что из этого следует? Много чего. Во-первых, книга изрядно потеряла в актуальности: после 2001 года, которым завершается повествование, в стране много чего произошло, а с олигархами - особенно. Фактически читателю предлагается роман без финала и попытки издательства хоть как-то компенсировать эту срезку по живому (для русского издания Дэвид Хоффман дополнил главу, посвященную Михаилу Ходорковскому, а также написал эпилог) все-таки больше напоминают тришкин кафтан. Во-вторых, и главных, вещи, написанные про Россию в расчете на зарубежную аудиторию, как правило, весьма занудны - а как иначе? Автору же надо разъяснить читателю здешние реалии, а несчастному аборигену приходится продираться через этот ликбез, чертыхаясь и пропуская текст страницами. Но даже подобное чтение по диагонали не гарантирует от какой-нибудь развесистой клюквы. С «Олигархами&# x00bb; подобное обесценивание и случилась. Издательство анонсирует этот 600-страничный том, как самое подробное, едва ли не академическое, и в то время сенсационное исследование феномена олигархов в постперестроечной России. В подтверждение обычно приводятся регалии автора: «Дэвид Хоффман - один из наиболее авторитетных сегодня в США журналистов, пишущих о мировой политике. Ныне он руководит международной службой влиятельнейшей американской газеты The Washington Post, где проработал в общей сложности уже 25 лет». Плюс - шесть лет работы в России на посту главы Московского бюро The Washington Post, причем именно в описываемые годы - с 1995-го по 2001-й. Плюс - более двухсот интервью взятых автором, а ссылки на респондентов занимают в книге пару десятков страниц. Плюс - библиография из пары сотен работ. Наконец, исследование Хоффмана «Олигархи� 0bb; действительно пользовалось большим успехом в Америке, и было переведено на множество языков, в общем, читатель, уважительно цокая языком, и впрямь может прикупить книгу в надежде на откровение. Но не факт, что о покупке не пожалеет. Вопросы начинаются еще на уровне объекта исследования. У труда под названием «Олигархи� 0bb; шесть главных героев - Александр Смоленский, Анатолий Чубайс, Юрий Лужков, Борис Березовский, Владимир Гусинский и Михаил Ходорковский. Россиянин, скорее всего, останется в недоумении - как объяснить этот странный набор? Почему есть Смоленский, который очень недолго ходил в «первачах� 0bb;, но нет Абрамовича или Дерипаски? Почему Чубайс и Лужков зачислены в олигархи? Но даже принять это определение для влиятельных и богатых чиновников, то куда автор девал Черномырдина, который что в политике, что в бизнесе был как минимум не менее влиятельной фигурой? Сам автор на этот вопрос отвечает крайне невнятно: «Я хотел сосредоточиться лишь на небольшом количестве наиболее характерных на тот момент персонажей». Похоже, все проще - книга выстроена на интервью, и с кем у автора были наиболее тесные и длительные контакты, те и получили главные роли. В конце концов, американский обыватель, для которого книга и писалась, вряд ли будет разбираться - насколько репрезентативна выборка. С этими интервью связан и второй недостаток. Как уже говорилось, книга написана на основе интервью в вышеименованными героями и близкими к ним людьми. Другие источники информации автор использовал неохотно, а то и принципиально отвергал - с финансовой отчетностью «обращался осторожно», публикации в российской прессе тоже не жаловал, ибо «слишком часто пресса была орудием, которое олигархи использовали в своих войнах», появляющийся компромат не использовал принципиально. В итоге человек, не утративший любопытства к политике, вряд ли узнает из книги что-нибудь новое. С откровениями тут небогато. За время работы в России Хоффман прославился, по большому счету, двумя сенсационными материалами. Он первым рассказал о близком к Лужкову бизнесмене Владимире Евтушенкове и его «Системе� bb; -когда ни сам Евтушенков, ни название его холдинга, что называется, «не светились». Хоффман же первым вытащил на свет офшорную компанию ФИМАКО, через которую Центробанк выводил за границу валюту. И тот, и другой случай описаны в книге достаточно подробно, но кроме них - лишь общеизвестные факты, и то, что сами олигархи посчитали нужным сообщить автору Причем даже явные нестыковки в их рассказах автора не смущают и никак им не комментируются. Например, когда вернувшийся с «химии» ; Смоленский вскоре стал «одним из руководителей управления Ремстройтреста b; в Москве, автор даже не интересуется, каким же образом его герою удалось обойти неизбежный после судимости запрет занимать должности, «связанные с материальной ответственностью� 0bb;. Кстати, со знанием советских реалий у Хоффмана вообще не очень хорошо. Упомянув, например, что Чубайс любил ходить в походы и спускаться по реке на плотах, он зачем-то решил развить тему, и долго расписывал, как «они строили квадратные плоты тут же, из бревен, а затем управляли этими неуклюжими сооружениями, проводя их мимо скалистых утесов». Судя по всему, Анатолий Борисович просто не расшифровал иностранному корреспонденту столь популярную у туристов аббревиатуру ПСН - «плот спасательный, надувной». Вот и пришлось «эффективному менеджеру», аки сплавщику, «весело ходить по штабелям». И дальше в том же духе - Лужков и Гусинский, как два персонажа Задорнова, открыв рот, наблюдают в Америке, как в «Кентукки фрайд чикен» заказ по желобу скатился прямо в окно автомобиля. «Оба русских были поражены. Они никогда не видели ничего подобного». Все бы ничего, но только происходит это в те годы, когда поглазеть на западное изобилие успели уже даже старшеклассники из столичных спецшкол. Или вот еще - угадайте, какой год описывается в этом отрывке? «Стеклянный фасад Курского вокзала возвышался в летнем мареве над толпами потных людей. Пассажиры, отражавшиеся в стекле фасада, больше походили на толпу торговцев, искателей лучшей жизни, скитальцев, пытавшихся выжить… Большинство московских вокзалов представляли собой пристанища для отчаявшихся. Люди здесь спали на полу на расстеленных газетах в превратившихся в ночлежки залах ожидания, пропахших перегаром и табачным дымом». Нет, это не нынешний Курский, пораженный бомжами, как метастазами. Это начало 80-х годов. И здесь мы подходим к главному недостатку книги Хоффмана. К сожалению, автор и не пытается быть беспристрастным и непредвзятым. Нет, свою позицию он определяет довольно четко. Описанием выгребной ямы Курского вокзала, кишащего несчастными созданиями, пытающимися «раздобыть кусок мяса или пару ботинок», эта книга начинается. А завершается она следующим словами: «Олигархи� 0bb; выходят на русском языке в то время, когда Ходорковский продолжает находиться в тюрьме за преступление, заключавшееся в том, что он стал во главе своего поколения, в авангарде стремительных и радикальных перемен. Мы не должны забывать, что переход России к капитализму не был делом рук одного человека, и один человек не должен расплачиваться за реформы, осуществившиеся в целой стране». Думается, позиция автора ясна. Советский Союз был адом на земле, а олигархи - наивные романтики, волею судеб ставшие рыцарями Золотого Тельца и отчаянно бившиеся с врагами, мешающими продвижению страны по пути к высшему счастью. А что до преступлений, так в конце концов - не у нас же украли? Главное, что эти туземцы повели Россию по верному пути. Перевод на русский ничего не изменил - нацеленность на западную аудиторию осталась основой книги. Аборигенам же высокомерный взгляд существа из высшей цивилизации, точно знающего, как надо, вряд ли придется по вкусу. Хотя у самого автора сомнений никаких. Он, судя по всему, вполне солидарен со своими героями: «Чубайс и Немцов спросили Тони Блэра: «Что вы предпочитаете: коммунизм или бандитский капитализм?» Блэр подумал минуту и ответил: «Бандитский капитализм лучше». «Абсолютно правильно», - согласился Чубайс».http: //www.gazeta.ru/cult ure/2007/04/24/a_161 6413.shtml
8 ноября 2007 Поделиться
Лужков, Березовский, Чубайс и другие в книге «Олигархи� 0bb; журналиста The Washington Post Дэвида Хоффмана - обширном, пристрастном и, временами, комичном исследовании Книга Дэвида Хоффмана «Олигархи� 0bb; - импортный товар в забытом смысле времен застоя, когда «импортом� 0bb; называлось все, сделанное «там» и «для них» но в силу разных обстоятельств попавшее сюда. Проще говоря, эта книга написана американцем и для американцев, и переведена на русский с опозданием лет эдак в пять. Что из этого следует? Много чего. Во-первых, книга изрядно потеряла в актуальности: после 2001 года, которым завершается повествование, в стране много чего произошло, а с олигархами - особенно. Фактически читателю предлагается роман без финала и попытки издательства хоть как-то компенсировать эту срезку по живому (для русского издания Дэвид Хоффман дополнил главу, посвященную Михаилу Ходорковскому, а также написал эпилог) все-таки больше напоминают тришкин кафтан. Во-вторых, и главных, вещи, написанные про Россию в расчете на зарубежную аудиторию, как правило, весьма занудны - а как иначе? Автору же надо разъяснить читателю здешние реалии, а несчастному аборигену приходится продираться через этот ликбез, чертыхаясь и пропуская текст страницами. Но даже подобное чтение по диагонали не гарантирует от какой-нибудь развесистой клюквы. С «Олигархами&# x00bb; подобное обесценивание и случилась. Издательство анонсирует этот 600-страничный том, как самое подробное, едва ли не академическое, и в то время сенсационное исследование феномена олигархов в постперестроечной России. В подтверждение обычно приводятся регалии автора: «Дэвид Хоффман - один из наиболее авторитетных сегодня в США журналистов, пишущих о мировой политике. Ныне он руководит международной службой влиятельнейшей американской газеты The Washington Post, где проработал в общей сложности уже 25 лет». Плюс - шесть лет работы в России на посту главы Московского бюро The Washington Post, причем именно в описываемые годы - с 1995-го по 2001-й. Плюс - более двухсот интервью взятых автором, а ссылки на респондентов занимают в книге пару десятков страниц. Плюс - библиография из пары сотен работ. Наконец, исследование Хоффмана «Олигархи� 0bb; действительно пользовалось большим успехом в Америке, и было переведено на множество языков, в общем, читатель, уважительно цокая языком, и впрямь может прикупить книгу в надежде на откровение. Но не факт, что о покупке не пожалеет. Вопросы начинаются еще на уровне объекта исследования. У труда под названием «Олигархи� 0bb; шесть главных героев - Александр Смоленский, Анатолий Чубайс, Юрий Лужков, Борис Березовский, Владимир Гусинский и Михаил Ходорковский. Россиянин, скорее всего, останется в недоумении - как объяснить этот странный набор? Почему есть Смоленский, который очень недолго ходил в «первачах� 0bb;, но нет Абрамовича или Дерипаски? Почему Чубайс и Лужков зачислены в олигархи? Но даже принять это определение для влиятельных и богатых чиновников, то куда автор девал Черномырдина, который что в политике, что в бизнесе был как минимум не менее влиятельной фигурой? Сам автор на этот вопрос отвечает крайне невнятно: «Я хотел сосредоточиться лишь на небольшом количестве наиболее характерных на тот момент персонажей». Похоже, все проще - книга выстроена на интервью, и с кем у автора были наиболее тесные и длительные контакты, те и получили главные роли. В конце концов, американский обыватель, для которого книга и писалась, вряд ли будет разбираться - насколько репрезентативна выборка. С этими интервью связан и второй недостаток. Как уже говорилось, книга написана на основе интервью в вышеименованными героями и близкими к ним людьми. Другие источники информации автор использовал неохотно, а то и принципиально отвергал - с финансовой отчетностью «обращался осторожно», публикации в российской прессе тоже не жаловал, ибо «слишком часто пресса была орудием, которое олигархи использовали в своих войнах», появляющийся компромат не использовал принципиально. В итоге человек, не утративший любопытства к политике, вряд ли узнает из книги что-нибудь новое. С откровениями тут небогато. За время работы в России Хоффман прославился, по большому счету, двумя сенсационными материалами. Он первым рассказал о близком к Лужкову бизнесмене Владимире Евтушенкове и его «Системе� bb; -когда ни сам Евтушенков, ни название его холдинга, что называется, «не светились». Хоффман же первым вытащил на свет офшорную компанию ФИМАКО, через которую Центробанк выводил за границу валюту. И тот, и другой случай описаны в книге достаточно подробно, но кроме них - лишь общеизвестные факты, и то, что сами олигархи посчитали нужным сообщить автору Причем даже явные нестыковки в их рассказах автора не смущают и никак им не комментируются. Например, когда вернувшийся с «химии» ; Смоленский вскоре стал «одним из руководителей управления Ремстройтреста b; в Москве, автор даже не интересуется, каким же образом его герою удалось обойти неизбежный после судимости запрет занимать должности, «связанные с материальной ответственностью� 0bb;. Кстати, со знанием советских реалий у Хоффмана вообще не очень хорошо. Упомянув, например, что Чубайс любил ходить в походы и спускаться по реке на плотах, он зачем-то решил развить тему, и долго расписывал, как «они строили квадратные плоты тут же, из бревен, а затем управляли этими неуклюжими сооружениями, проводя их мимо скалистых утесов». Судя по всему, Анатолий Борисович просто не расшифровал иностранному корреспонденту столь популярную у туристов аббревиатуру ПСН - «плот спасательный, надувной». Вот и пришлось «эффективному менеджеру», аки сплавщику, «весело ходить по штабелям». И дальше в том же духе - Лужков и Гусинский, как два персонажа Задорнова, открыв рот, наблюдают в Америке, как в «Кентукки фрайд чикен» заказ по желобу скатился прямо в окно автомобиля. «Оба русских были поражены. Они никогда не видели ничего подобного». Все бы ничего, но только происходит это в те годы, когда поглазеть на западное изобилие успели уже даже старшеклассники из столичных спецшкол. Или вот еще - угадайте, какой год описывается в этом отрывке? «Стеклянный фасад Курского вокзала возвышался в летнем мареве над толпами потных людей. Пассажиры, отражавшиеся в стекле фасада, больше походили на толпу торговцев, искателей лучшей жизни, скитальцев, пытавшихся выжить… Большинство московских вокзалов представляли собой пристанища для отчаявшихся. Люди здесь спали на полу на расстеленных газетах в превратившихся в ночлежки залах ожидания, пропахших перегаром и табачным дымом». Нет, это не нынешний Курский, пораженный бомжами, как метастазами. Это начало 80-х годов. И здесь мы подходим к главному недостатку книги Хоффмана. К сожалению, автор и не пытается быть беспристрастным и непредвзятым. Нет, свою позицию он определяет довольно четко. Описанием выгребной ямы Курского вокзала, кишащего несчастными созданиями, пытающимися «раздобыть кусок мяса или пару ботинок», эта книга начинается. А завершается она следующим словами: «Олигархи� 0bb; выходят на русском языке в то время, когда Ходорковский продолжает находиться в тюрьме за преступление, заключавшееся в том, что он стал во главе своего поколения, в авангарде стремительных и радикальных перемен. Мы не должны забывать, что переход России к капитализму не был делом рук одного человека, и один человек не должен расплачиваться за реформы, осуществившиеся в целой стране». Думается, позиция автора ясна. Советский Союз был адом на земле, а олигархи - наивные романтики, волею судеб ставшие рыцарями Золотого Тельца и отчаянно бившиеся с врагами, мешающими продвижению страны по пути к высшему счастью. А что до преступлений, так в конце концов - не у нас же украли? Главное, что эти туземцы повели Россию по верному пути. Перевод на русский ничего не изменил - нацеленность на западную аудиторию осталась основой книги. Аборигенам же высокомерный взгляд существа из высшей цивилизации, точно знающего, как надо, вряд ли придется по вкусу. Хотя у самого автора сомнений никаких. Он, судя по всему, вполне солидарен со своими героями: «Чубайс и Немцов спросили Тони Блэра: «Что вы предпочитаете: коммунизм или бандитский капитализм?» Блэр подумал минуту и ответил: «Бандитский капитализм лучше». «Абсолютно правильно», - согласился Чубайс».http: //www.gazeta.ru/cult ure/2007/04/24/a_161 6413.shtml
Дэвид Хоффман возглавлял московское бюро The Washington Post с 1995 года по 2001-й. Итогом этих шести лет стала его книга “Олигархи. Богатство и власть в новой России”, вышедшая по-английски в 2002 году и весной 2007 года — по-русски (см. о ней материал “Первые шестеро” в № 12(49). Первые 10 000 экземпляров русского издания разошлись молниеносно, второ... Читать полностью
Дэвид Хоффман возглавлял московское бюро The Washington Post с 1995 года по 2001-й. Итогом этих шести лет стала его книга “Олигархи. Богатство и власть в новой России”, вышедшая по-английски в 2002 году и весной 2007 года — по-русски (см. о ней материал “Первые шестеро” в № 12(49). Первые 10 000 экземпляров русского издания разошлись молниеносно, второй тираж распродан уже наполовину. Сейчас Хоффман руководит международной службой The Washington Post, работает над книгой о “холодной войне” и гонке вооружений, однако для большинства российских читателейпо-прежнему остается “специалистом по русскому капитализму 1990-х”. Обозреватель “Пятницы” ; встретился с Дэвидом Хоффманом во время его визита в Москву на этой неделе. Оказывается, американцы до сих пор не понимают, что же им думать о России 90-х. “С одной стороны, олигархи — это вроде бы капитализм и свобода, но с другой, этот капитализм какой-то… — мой собеседник тщательно подбирает слово, — …неправильный, нечистый”. В результате газета The Wall Street Journal так и не смогла “перешагнуть через себя” и отрецензировать его книгу, жалуется автор “ОлигарховR 21;. Легко ли было собирать материал для нее? Дэвид Хоффман качает головой: “Нет-нет, на то, чтобы получить интервью, уходили годы”. Встречи с Лужковым он добивался четыре года, но труднее всего было взять интервью у Ходорковского. Другое дело, что тогда в стране было много центров влияния и то, что люди не хотели рассказывать о себе, они с удовольствием рассказывали о других. “Преимущества конкурентной среды! — смеется Хоффман. Ему пришлось перерыть горы компромата. — И знаете что? На пятьдесят процентов это всегда была ложь, но на остальные пятьдесят — правда. Не бывает, чтобы компромат оказался совсем уж ни на чем не основан”. Я спрашиваю, что стало для него самой большой неожиданностью во время работы над книгой. “Впервые я оказался в Москве в последние годы советской эпохи. Казалось бы, кому суждено стать новыми лидерами после падения СССР? КГБ? Номенклатуре? "Красным директорам"? Но выяснилось, что ни один из моих олигархов не был ни сотрудником КГБ, ни красным директором, ни номенклатурным работником. Герои моей книги начинали с торговли джинсами! Почему старая элита не могла адаптироваться? Может быть, эти ребята были немного быстрее и креативнее”? Сотрудники КГБ и “красные директора”, кажется, наверстали упущенное, заступаюсь я за советскую элиту. Хоффман моментально соглашается: “Это было совершенно поразительно, с какой легкостью и даже готовностью олигархи сдались”. Путин прав, у них было действительно слишком много власти, они были близки к тому, чтобы подмять под себя государство. Другое дело, что это могло бы означать на практическом уровне. Да, Борис Абрамович имел свободный доступ в Кремль, влиял на принимаемые решения, но был ли у него шанс действительно взять власть под свой контроль? Березовский и Гусинский отправились “на вылет” практически сразу после прихода Путина к власти. “Не думаю, что был момент, даже в самом начале, когда олигархи могли хоть что-то противопоставить Путину”, — заключает Хоффман. Когда государство решило сломать их, выбора у них не было, оставалось только принять новые правила. Сейчас про 1990-е часто говорят, что они были провальными с точки зрения экономики: олигархи и залоговые аукционы, дикий капитализм, грязные деньги, потом кризис. Хоффман считает, что на самом деле главная неудача 90-х была в другом: Ельцин не смог создать политическую базу для демократии и рынка. Почему он этого не сделал и почему этого не сделали Гайдар и Чубайс? “Я спрашивал их, — возмущается мой собеседник. — Они ответили, что были экономистами, а этим должен был заниматься Борис Николаевич. При всем моем уважении, Борис Николаевич этим не занимался, отчасти, конечно, оттого, что он оставался человеком предыдущей эпохи. В итоге он не смог построить политическую систему, которая обеспечила бы сохранение его курса”. Хотя устойчивую, массовую политическую поддержку либерального курса везде обеспечить очень трудно: “Посмотрите, что произошло в Польше: Лех Валенса, несмотря на всю свою романтическую революционную харизму, тоже не смог построить такую систему”. Хоффман считает, что в 90-е олигархи так же мало понимали, что происходит в стране, как и все остальные. “Они отдавали себе отчет в том, что им нужно новое общество, но понятия не имели, как его построить. Березовский был политическим дельцом, но не был политиком. Ходорковский, возможно, был крайне успешным руководителем, но понимал ли он политику?” Гусинский был самым креативным из олигархов, он в большей степени, чем кто бы то ни было, создал свой бизнес с нуля — НТВ, газету “Сегодня” ;. Но и он был просто предпринимателем. Олигархи не осознавали всех последствий своих шагов — так, Гусинский не понимал, что делает, решив использовать НТВ для обеспечения победы Ельцина в 1996 году: “Им казалось, что перед ними очень простой выбор — между черным и белым”. Дольше всего Хоффман молчит, когда я спрашиваю, насколько увиденное им в России девяностых отличалось от его ожиданий. “Я думаю, и мне, и очень многим другим в 1995 году казалось, что переходный период в России будет гораздо короче, что все устроится очень быстро”. Перестройка и распад Советского Союза были настолько молниеносными, что многие были настроены… (Хоффман опять подбирает слово) романтически. “Уезжая из России шесть лет спустя, я ясно понимал, что понадобится полвека, чтобы пройти этот путь, что должны смениться поколения”. Ошибка была в том, что все мы недооценивали значение культуры. Ту же самую ошибку американцы совершили и в Ираке — не учли местную культуру. “Чубайс и Гайдар думали, что важна только экономика, что они будут заниматься чистой экономикой и остальное само приложится. Но очень важно, например, как люди относятся к праву: если на протяжении тысячелетней истории решения принимались исходя не из закона, а из желаний конкретного человека, как можно это изменить? Как перешагнуть через тысячу лет авторитаризма? Должна сложиться политическая культура”. Хоффман вспоминает: “Я приехал сюда 13 лет назад, мне досталось самое престижное задание в газете”. Корпункт в Москве — до сих пор один из самых важных и сложных, здесь почти всегда первополосные новости. “Помните 1997-й? Москва переживала настоящий бум, везде оптимизм, машины, рестораны, Борис Николаевич только что переизбран — мы все считали, что это был отличный год”. А потом был 1998-й, когда нефть стоила 11 долларов за баррель. “Вы только представьте на секунду, — восклицает Хоффман, — что было бы, если бы Борис Николаевич мог продавать нефть по 70 долларов! Вы только представьте!”
6 ноября 2007 Поделиться
Дэвид Хоффман возглавлял московское бюро The Washington Post с 1995 года по 2001-й. Итогом этих шести лет стала его книга “Олигархи. Богатство и власть в новой России”, вышедшая по-английски в 2002 году и весной 2007 года — по-русски (см. о ней материал “Первые шестеро” в № 12(49). Первые 10 000 экземпляров русского издания разошлись молниеносно, второй тираж распродан уже наполовину. Сейчас Хоффман руководит международной службой The Washington Post, работает над книгой о “холодной войне” и гонке вооружений, однако для большинства российских читателейпо-прежнему остается “специалистом по русскому капитализму 1990-х”. Обозреватель “Пятницы” ; встретился с Дэвидом Хоффманом во время его визита в Москву на этой неделе. Оказывается, американцы до сих пор не понимают, что же им думать о России 90-х. “С одной стороны, олигархи — это вроде бы капитализм и свобода, но с другой, этот капитализм какой-то… — мой собеседник тщательно подбирает слово, — …неправильный, нечистый”. В результате газета The Wall Street Journal так и не смогла “перешагнуть через себя” и отрецензировать его книгу, жалуется автор “ОлигарховR 21;. Легко ли было собирать материал для нее? Дэвид Хоффман качает головой: “Нет-нет, на то, чтобы получить интервью, уходили годы”. Встречи с Лужковым он добивался четыре года, но труднее всего было взять интервью у Ходорковского. Другое дело, что тогда в стране было много центров влияния и то, что люди не хотели рассказывать о себе, они с удовольствием рассказывали о других. “Преимущества конкурентной среды! — смеется Хоффман. Ему пришлось перерыть горы компромата. — И знаете что? На пятьдесят процентов это всегда была ложь, но на остальные пятьдесят — правда. Не бывает, чтобы компромат оказался совсем уж ни на чем не основан”. Я спрашиваю, что стало для него самой большой неожиданностью во время работы над книгой. “Впервые я оказался в Москве в последние годы советской эпохи. Казалось бы, кому суждено стать новыми лидерами после падения СССР? КГБ? Номенклатуре? "Красным директорам"? Но выяснилось, что ни один из моих олигархов не был ни сотрудником КГБ, ни красным директором, ни номенклатурным работником. Герои моей книги начинали с торговли джинсами! Почему старая элита не могла адаптироваться? Может быть, эти ребята были немного быстрее и креативнее”? Сотрудники КГБ и “красные директора”, кажется, наверстали упущенное, заступаюсь я за советскую элиту. Хоффман моментально соглашается: “Это было совершенно поразительно, с какой легкостью и даже готовностью олигархи сдались”. Путин прав, у них было действительно слишком много власти, они были близки к тому, чтобы подмять под себя государство. Другое дело, что это могло бы означать на практическом уровне. Да, Борис Абрамович имел свободный доступ в Кремль, влиял на принимаемые решения, но был ли у него шанс действительно взять власть под свой контроль? Березовский и Гусинский отправились “на вылет” практически сразу после прихода Путина к власти. “Не думаю, что был момент, даже в самом начале, когда олигархи могли хоть что-то противопоставить Путину”, — заключает Хоффман. Когда государство решило сломать их, выбора у них не было, оставалось только принять новые правила. Сейчас про 1990-е часто говорят, что они были провальными с точки зрения экономики: олигархи и залоговые аукционы, дикий капитализм, грязные деньги, потом кризис. Хоффман считает, что на самом деле главная неудача 90-х была в другом: Ельцин не смог создать политическую базу для демократии и рынка. Почему он этого не сделал и почему этого не сделали Гайдар и Чубайс? “Я спрашивал их, — возмущается мой собеседник. — Они ответили, что были экономистами, а этим должен был заниматься Борис Николаевич. При всем моем уважении, Борис Николаевич этим не занимался, отчасти, конечно, оттого, что он оставался человеком предыдущей эпохи. В итоге он не смог построить политическую систему, которая обеспечила бы сохранение его курса”. Хотя устойчивую, массовую политическую поддержку либерального курса везде обеспечить очень трудно: “Посмотрите, что произошло в Польше: Лех Валенса, несмотря на всю свою романтическую революционную харизму, тоже не смог построить такую систему”. Хоффман считает, что в 90-е олигархи так же мало понимали, что происходит в стране, как и все остальные. “Они отдавали себе отчет в том, что им нужно новое общество, но понятия не имели, как его построить. Березовский был политическим дельцом, но не был политиком. Ходорковский, возможно, был крайне успешным руководителем, но понимал ли он политику?” Гусинский был самым креативным из олигархов, он в большей степени, чем кто бы то ни было, создал свой бизнес с нуля — НТВ, газету “Сегодня” ;. Но и он был просто предпринимателем. Олигархи не осознавали всех последствий своих шагов — так, Гусинский не понимал, что делает, решив использовать НТВ для обеспечения победы Ельцина в 1996 году: “Им казалось, что перед ними очень простой выбор — между черным и белым”. Дольше всего Хоффман молчит, когда я спрашиваю, насколько увиденное им в России девяностых отличалось от его ожиданий. “Я думаю, и мне, и очень многим другим в 1995 году казалось, что переходный период в России будет гораздо короче, что все устроится очень быстро”. Перестройка и распад Советского Союза были настолько молниеносными, что многие были настроены… (Хоффман опять подбирает слово) романтически. “Уезжая из России шесть лет спустя, я ясно понимал, что понадобится полвека, чтобы пройти этот путь, что должны смениться поколения”. Ошибка была в том, что все мы недооценивали значение культуры. Ту же самую ошибку американцы совершили и в Ираке — не учли местную культуру. “Чубайс и Гайдар думали, что важна только экономика, что они будут заниматься чистой экономикой и остальное само приложится. Но очень важно, например, как люди относятся к праву: если на протяжении тысячелетней истории решения принимались исходя не из закона, а из желаний конкретного человека, как можно это изменить? Как перешагнуть через тысячу лет авторитаризма? Должна сложиться политическая культура”. Хоффман вспоминает: “Я приехал сюда 13 лет назад, мне досталось самое престижное задание в газете”. Корпункт в Москве — до сих пор один из самых важных и сложных, здесь почти всегда первополосные новости. “Помните 1997-й? Москва переживала настоящий бум, везде оптимизм, машины, рестораны, Борис Николаевич только что переизбран — мы все считали, что это был отличный год”. А потом был 1998-й, когда нефть стоила 11 долларов за баррель. “Вы только представьте на секунду, — восклицает Хоффман, — что было бы, если бы Борис Николаевич мог продавать нефть по 70 долларов! Вы только представьте!”

При использовании информации о списке книг похожих на «Олигархи: Богатство и власть в новой России» ссылка на Imhonet.ru обязательна.