Книги похожие на Империй

Imperium; Цицерон - 1

Книги, похожие на Империй

Персоны книги Империй

Отзывы к книге «Империй» (8)

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
понравилось. только не понимаю, зачем эту книгу издают в серии "Книга загадка", если это ни разу не детектив.
понравилось. только не понимаю, зачем эту книгу издают в серии "Книга загадка", если это ни разу не детектив.
28 апреля 2012 Поделиться
понравилось. только не понимаю, зачем эту книгу издают в серии "Книга загадка", если это ни разу не детектив.
Как любителю исторических произведений, книга понравилась. После прочтения с удовольствием полистал странички википедии, посвящённые древнему Риму.
Как любителю исторических произведений, книга понравилась. После прочтения с удовольствием полистал странички википедии, посвящённые древнему Риму.
7 июня 2010 Поделиться
Как любителю исторических произведений, книга понравилась. После прочтения с удовольствием полистал странички википедии, посвящённые древнему Риму.
Роман охватывает жизнь Цицерона до избрания консулом и написан от лица Тиро – раба и секретаря Цицерона, изобретателя системы стенографической записи. Персонаж сей действительно существовал и действительно написал многотомное жизнеописание Цицерона – к сожалению, утраченное ещё в древности и известное ныне только по ссылкам на него других античных историков. У Роберта Харриса я прежде ч... Читать полностью
Роман охватывает жизнь Цицерона до избрания консулом и написан от лица Тиро – раба и секретаря Цицерона, изобретателя системы стенографической записи. Персонаж сей действительно существовал и действительно написал многотомное жизнеописание Цицерона – к сожалению, утраченное ещё в древности и известное ныне только по ссылкам на него других античных историков. У Роберта Харриса я прежде читал только «Фатерланд» (в переводе на русский), который не то чтобы разочаровал, но показался высушенным и нарочитым, слишком рассудочным, с тщательно сделанными, но вполне схематичными персонажами. «Imperium» в оригинале пошёл у меня гораздо лучше. Харрис не стал с годами более «художественным» автором, зато отлично научился скрывать свои слабости и акцентировать писательские достоинства. Например, роман очень украшает повествование от лица персонажа, который постоянно находится «на передовой» сюжета, но практически никогда не «под огнём». С одной стороны, в центре внимания постоянно находится Цицерон, с другой – он показан несколько сбоку, с точки зрения близкого и доверенного, но всё же совершенно другого человека. То же самое касается показа политической жизни Рима, взаимоотношения Цицерона с которой являются самой принципиальной частью романа. Римская Республика первой половины I века до нашей эры изображена в полном соответствии с репликой Цицерона – это величие, безнадёжно утопающее в грязи. Постоянно звучащая риторика о величии демократии, политической принципиальности и верховенстве закона сочетается здесь с чудовищной коррупцией, крайним цинизмом и откровенным манипулированием ******** властью. Цицерон практически сразу оказывается в ситуации, когда должен выбирать: или он политический идеалист (и тогда он фактически бессилен), или он политик-практик (и добивается практических результатов ценой компромиссов, на которые идеалист бы никогда не пошёл). Некоторое время он пытается балансировать на грани, не делая решительного выбора, но очень скоро выясняет, что в этом случае его просто цинично используют – и враги, и те, кого он считал своими соратниками. Эпизод, когда будущий великий оратор осознаёт, что в римской политической кухне он не повар, и даже не поварёнок, а второсортная баранья лопатка в котелке, написан с изумительной выразительностью. История написана: честолюбие и практичный склад ума выводят Цицерона на единственный приемлемый для действующего политика путь: это сложная многоплановая игра, задачей которой является личный выигрыш при условии балансировки множества сторонних интересов. Харрис аккуратно увязывает документированную историю Рима с вымышленным им сюжетом. Писателя крайне трудно упрекнуть в отступлении от исторической правды (хотя он и позволяет себе несколько совершенно лишних анахронизмов вроде появившихся значительно позже новых названий месяцев). С другой стороны, множество сюжетных интриг определенно додуманы, но сделано всё тщательно, без бросающихся в глаза логических проколов – и с чётким следованием авторской задаче. А главной задачей Харриса было отыгрывание параллелей Римской истории и истории современной. И здесь у него всё получается просто великолепно. Когда читатель втыкается в описание последствий катастрофической для Рима атаки пиратов на Остию, воспоминание об атаке на Всемирный Торговый Центр впрыгивает в голову само собой – и прямые последствия этих двух событий оказываются изумительно аналогичны. При этом регулярно возникающие ассоциации с событиями современной истории России выглядят куда более обоснованными – но это, конечно, произошло помимо воли британского автора, для которого нынешняя Россия почти неизбежно является диковатой политической провинцией. Но я-то, живущий в России, не могу не ужасаться тому, как точно некоторые события романа ложатся на бытие нашего Отечества. Особенно это относится к должностной коррупции, которая была в Риме ничуть не менее обыденной, чем то, что мы наблюдаем здесь и сейчас. Позволю себе тихо надеяться, что Харрис не забросит тему и задуманную трилогию допишет. Задел получился мощный.
13 сентября 2009 Поделиться
Роман охватывает жизнь Цицерона до избрания консулом и написан от лица Тиро – раба и секретаря Цицерона, изобретателя системы стенографической записи. Персонаж сей действительно существовал и действительно написал многотомное жизнеописание Цицерона – к сожалению, утраченное ещё в древности и известное ныне только по ссылкам на него других античных историков. У Роберта Харриса я прежде читал только «Фатерланд» (в переводе на русский), который не то чтобы разочаровал, но показался высушенным и нарочитым, слишком рассудочным, с тщательно сделанными, но вполне схематичными персонажами. «Imperium» в оригинале пошёл у меня гораздо лучше. Харрис не стал с годами более «художественным» автором, зато отлично научился скрывать свои слабости и акцентировать писательские достоинства. Например, роман очень украшает повествование от лица персонажа, который постоянно находится «на передовой» сюжета, но практически никогда не «под огнём». С одной стороны, в центре внимания постоянно находится Цицерон, с другой – он показан несколько сбоку, с точки зрения близкого и доверенного, но всё же совершенно другого человека. То же самое касается показа политической жизни Рима, взаимоотношения Цицерона с которой являются самой принципиальной частью романа. Римская Республика первой половины I века до нашей эры изображена в полном соответствии с репликой Цицерона – это величие, безнадёжно утопающее в грязи. Постоянно звучащая риторика о величии демократии, политической принципиальности и верховенстве закона сочетается здесь с чудовищной коррупцией, крайним цинизмом и откровенным манипулированием судебной властью. Цицерон практически сразу оказывается в ситуации, когда должен выбирать: или он политический идеалист (и тогда он фактически бессилен), или он политик-практик (и добивается практических результатов ценой компромиссов, на которые идеалист бы никогда не пошёл). Некоторое время он пытается балансировать на грани, не делая решительного выбора, но очень скоро выясняет, что в этом случае его просто цинично используют – и враги, и те, кого он считал своими соратниками. Эпизод, когда будущий великий оратор осознаёт, что в римской политической кухне он не повар, и даже не поварёнок, а второсортная баранья лопатка в котелке, написан с изумительной выразительностью. История написана: честолюбие и практичный склад ума выводят Цицерона на единственный приемлемый для действующего политика путь: это сложная многоплановая игра, задачей которой является личный выигрыш при условии балансировки множества сторонних интересов. Харрис аккуратно увязывает документированную историю Рима с вымышленным им сюжетом. Писателя крайне трудно упрекнуть в отступлении от исторической правды (хотя он и позволяет себе несколько совершенно лишних анахронизмов вроде появившихся значительно позже новых названий месяцев). С другой стороны, множество сюжетных интриг определенно додуманы, но сделано всё тщательно, без бросающихся в глаза логических проколов – и с чётким следованием авторской задаче. А главной задачей Харриса было отыгрывание параллелей Римской истории и истории современной. И здесь у него всё получается просто великолепно. Когда читатель втыкается в описание последствий катастрофической для Рима атаки пиратов на Остию, воспоминание об атаке на Всемирный Торговый Центр впрыгивает в голову само собой – и прямые последствия этих двух событий оказываются изумительно аналогичны. При этом регулярно возникающие ассоциации с событиями современной истории России выглядят куда более обоснованными – но это, конечно, произошло помимо воли британского автора, для которого нынешняя Россия почти неизбежно является диковатой политической провинцией. Но я-то, живущий в России, не могу не ужасаться тому, как точно некоторые события романа ложатся на бытие нашего Отечества. Особенно это относится к должностной коррупции, которая была в Риме ничуть не менее обыденной, чем то, что мы наблюдаем здесь и сейчас. Позволю себе тихо надеяться, что Харрис не забросит тему и задуманную трилогию допишет. Задел получился мощный.
Психологически роман производит хорошее впечатление. Написан от имени греческого раба и затем вольноотпущенника Цицерона и является претензиями на историю не более чем МАРТОВСКИЕ ИДЫ Торнтона Уайдлера В романе явно выражена симпатия к Цицерону и психологические проблемы человека вынужденного примыкать не к лучшим представителям человечества (что вполне актуально во все века) Конечно, ... Читать полностью
Психологически роман производит хорошее впечатление. Написан от имени греческого раба и затем вольноотпущенника Цицерона и является претензиями на историю не более чем МАРТОВСКИЕ ИДЫ Торнтона Уайдлера В романе явно выражена симпатия к Цицерону и психологические проблемы человека вынужденного примыкать не к лучшим представителям человечества (что вполне актуально во все века) Конечно, роман написан в ключе близком к современному читателю и этим подкупает Любителям искать факты и версии их интерпретации стоит обращаться к первоисточникам Особенно подкупает роман оптимизмом (завершается он не на самых трагических моментах жизни Цицерона и импонирует еще и этим)
26 июня 2009 Поделиться
Психологически роман производит хорошее впечатление. Написан от имени греческого раба и затем вольноотпущенника Цицерона и является претензиями на историю не более чем МАРТОВСКИЕ ИДЫ Торнтона Уайдлера В романе явно выражена симпатия к Цицерону и психологические проблемы человека вынужденного примыкать не к лучшим представителям человечества (что вполне актуально во все века) Конечно, роман написан в ключе близком к современному читателю и этим подкупает Любителям искать факты и версии их интерпретации стоит обращаться к первоисточникам Особенно подкупает роман оптимизмом (завершается он не на самых трагических моментах жизни Цицерона и импонирует еще и этим)
Достаточно интересная и познавательная трилогия, хотя, конечно, она не понравится тем, кто в историческом романе ищет, прежде всего, приключения, описания битв и выраженную любовную линию. Ничего из этого здесь нет! Нет, в сущности, и положительного героя (хотя Цицерон описан с сочувствием и симпатией). Зато любителей политики и юриспруденции эта история должна увлечь. И! Слово в защиту ... Читать полностью
Достаточно интересная и познавательная трилогия, хотя, конечно, она не понравится тем, кто в историческом романе ищет, прежде всего, приключения, описания битв и выраженную любовную линию. Ничего из этого здесь нет! Нет, в сущности, и положительного героя (хотя Цицерон описан с сочувствием и симпатией). Зато любителей политики и юриспруденции эта история должна увлечь. И! Слово в защиту автора. Многие читатели споткнулись на "кукурузе", которая упоминается на страницах книги и которой, естественно, не было в Древнем Риме. Но в оригинале использовалось слово "CORN", что также значит просто "зерно"! То бишь, винить в невежестве надо переводчика, а не Харриса.
8 декабря 2015 Поделиться
Достаточно интересная и познавательная трилогия, хотя, конечно, она не понравится тем, кто в историческом романе ищет, прежде всего, приключения, описания битв и выраженную любовную линию. Ничего из этого здесь нет! Нет, в сущности, и положительного героя (хотя Цицерон описан с сочувствием и симпатией). Зато любителей политики и юриспруденции эта история должна увлечь. И! Слово в защиту автора. Многие читатели споткнулись на "кукурузе", которая упоминается на страницах книги и которой, естественно, не было в Древнем Риме. Но в оригинале использовалось слово "CORN", что также значит просто "зерно"! То бишь, винить в невежестве надо переводчика, а не Харриса.
Последнее время исторический беллетрист Роберт Харрис, автор “Фатерланда” и “Энигмы”, здорово подсел на римскую историю. Несколько лет назад он написал роман “Помпеи” про извержение Везувия, а вот теперь выпустил книгу про Цицерона. Итак, I век до нашей эры, Рим захватывает все новые и новые земли, но Республике, похоже, скоро придет конец. Ее уничтожат либо жадные и коррумпированные ари... Читать полностью
Последнее время исторический беллетрист Роберт Харрис, автор “Фатерланда” и “Энигмы”, здорово подсел на римскую историю. Несколько лет назад он написал роман “Помпеи” про извержение Везувия, а вот теперь выпустил книгу про Цицерона. Итак, I век до нашей эры, Рим захватывает все новые и новые земли, но Республике, похоже, скоро придет конец. Ее уничтожат либо жадные и коррумпированные аристократы вроде Красса, либо поддерживаемые армией властолюбивые полководцы вроде Помпея. Лишь один человек стоит на страже государственных устоев — талантливый адвокат, мудрый и справедливый Цицерон. Харрис рассказывает, как молодой человек из небогатой семьи силой своего таланта покорил Рим и принялся спасать urbi и orbi от внутренних врагов. Исторические ляпы громоздятся один на другой, но Харрису их легко простить — ведь он пишет про человеческие характеры, про жажду славы, про то, как сложен путь наверх, и про то, что еще сложнее там удержаться. Роман довольно быстро перестаешь воспринимать как исторический, создается полное ощущение, что это книга про наше время, только по прихоти автора героев зовут Марк, Тулий, Гней, Корнелий и Юлий.
7 ноября 2007 Поделиться
Последнее время исторический беллетрист Роберт Харрис, автор “Фатерланда” и “Энигмы”, здорово подсел на римскую историю. Несколько лет назад он написал роман “Помпеи” про извержение Везувия, а вот теперь выпустил книгу про Цицерона. Итак, I век до нашей эры, Рим захватывает все новые и новые земли, но Республике, похоже, скоро придет конец. Ее уничтожат либо жадные и коррумпированные аристократы вроде Красса, либо поддерживаемые армией властолюбивые полководцы вроде Помпея. Лишь один человек стоит на страже государственных устоев — талантливый адвокат, мудрый и справедливый Цицерон. Харрис рассказывает, как молодой человек из небогатой семьи силой своего таланта покорил Рим и принялся спасать urbi и orbi от внутренних врагов. Исторические ляпы громоздятся один на другой, но Харрису их легко простить — ведь он пишет про человеческие характеры, про жажду славы, про то, как сложен путь наверх, и про то, что еще сложнее там удержаться. Роман довольно быстро перестаешь воспринимать как исторический, создается полное ощущение, что это книга про наше время, только по прихоти автора героев зовут Марк, Тулий, Гней, Корнелий и Юлий.
  • Про ляпы: "кукуруза" - ляп переводчика. Corn - кукуруза ИЛИ просто зерно.
    8 декабря 2015
Очень скучное чтиво, по крайней мере, для тех, кто не впервые сталкивается с темой. В разы хуже книг Коллин МакКаллоу. Роберт Харрис фиксирует события в их последовательности, уделяя при этом мало внимания личностям. Цицерон, Катулл, Помпей - всего лишь зарисовки к портретам.
Очень скучное чтиво, по крайней мере, для тех, кто не впервые сталкивается с темой. В разы хуже книг Коллин МакКаллоу. Роберт Харрис фиксирует события в их последовательности, уделяя при этом мало внимания личностям. Цицерон, Катулл, Помпей - всего лишь зарисовки к портретам.
17 мая 2008 Поделиться
Очень скучное чтиво, по крайней мере, для тех, кто не впервые сталкивается с темой. В разы хуже книг Коллин МакКаллоу. Роберт Харрис фиксирует события в их последовательности, уделяя при этом мало внимания личностям. Цицерон, Катулл, Помпей - всего лишь зарисовки к портретам.

При использовании информации о списке книг похожих на «Империй» ссылка на Imhonet.ru обязательна.