редкая *&@ была. Правда, они все были... один лучше другого. как сказал предыдущий человек, "в контексте эпохи". (Да и сейчас... :))

Рецензии и отзывы на книгу Фурцева

Книги, похожие на Фурцева

Отзывы к книге «Фурцева» (2)

Отправить
Отзыв, возможно, содержит нецензурную лексику. Развернуть
В Москве на доме, где многие годы жила Екатерина Фурцева висит мемориальная доска: «Здесь с 1949 по 1960 жила выдающийся деятель культуры Екатерина Алексеевна Фурцева». Доска, разумеется, очень спорная. Начиная с того, была ли Екатерина Алексеевна деятелем культуры как таковым, а уж тем более выдающимся? Говорят, что она была душителем любого творчества, вымогала взятки за командировки ... Читать полностью
В Москве на доме, где многие годы жила Екатерина Фурцева висит мемориальная доска: «Здесь с 1949 по 1960 жила выдающийся деятель культуры Екатерина Алексеевна Фурцева». Доска, разумеется, очень спорная. Начиная с того, была ли Екатерина Алексеевна деятелем культуры как таковым, а уж тем более выдающимся? Говорят, что она была душителем любого творчества, вымогала взятки за командировки у Галины Вишневской и не позволяла Ролану Быкову играть Пушкина, на которого он был страшно похож. Или, быть может она, наоборот, старалась защитить деятелей культуры от тяжелой руки советского чиновничества. Благодаря Фурцевой в Пушкинском музее появились картины Шагала, а театр «Современник» не только не был закрыт, но его главный режиссер Олег Ефремов получил назначение в первый театр страны, во МХАТ. Вообще, как так получилось, что имя далеко не первого человека в государстве (министру культуры даже спецсвязь или ********* дача не полагались) пережило не только эпоху, но и до сих пор на слуху. В отличии от многих ее более успешных коллег (кто теперь помнит кто такой Фрол Козлов? А ведь он считался основным претендентом на кресло Хрущева) о личности Фурцевой спорят до сих пор, сплетни о ее поведение до сих пор будоражат сознание бывших советских людей. Книга Леонида Млечина про Екатерину Алексеевну вероятно должна была создать некий целостный образ бывшего министра культуры. Но, к сожалению, не создала. Одной из основных особенностей всей серии «Жизнь замечательных людей» всегда был тот факт, что герой книги изображался не сам по себе, но был вписан в окружающую его действительность, рассматривался в контексте эпохи. С книгой Леонида Млечина это правило сыграло отвратительную шутку. Фурцева потерялась на фоне времени, особенно это чувствуется в начале книги, когда автор касается военных и первых послевоенных лет жизни своей героини. Млечин гораздо больше места в книге посвящает рассказу о преступлениях Сталина, об эвакуации людей из брошенной начальством Москвы, а о скромном секретаре райкома просто забывает. Можно сказать, что главным героем первой половины книги неожиданно оказывается «вождь всех народов». Млечин громит Сталина, вываливая на читателя гору необработанных свидетельств против тогдашнего первого лица Советского государства. В ход идет все: от неумения ездить верхом (якобы именно по этой причине Парад Победы принимал Жуков), до привычки напиваться коньяком и кидать в потолок дефицитные помидоры. Фурцева попала в окружение Сталина лишь в самом конце его правления, а значит, плохо понятно какое отношение эти колоритные эпизоды имеют к основной теме книги. Единственное объяснение известная любовь публицистов горбачевских времен сводить любой вопрос российской истории к осуждению товарища Сталина. Леонид Михайлович, это уже давно не модно и малоактуально. Что же до глав, посвященных деятельности Фурцевой на посту министра культуры, то тут Млечин вместо того, чтобы подробно остановиться на ее деятельности уходит в пересказ (часто с опровержением) всевозможных баек и сплетен, преследовавших Фурцеву всю ее жизнь. Рассуждения же автора о причинах смерти Фурцевой настолько туманны, что не позволяют читателю сделать какие-либо выводы. Я абсолютно уверен, что книга Млечина абсолютно не закрывает тему о роли «самого элегантного советского министра» в советской истории. Более того, к сожалению, она эту тему даже не приоткрывает. «Молодая гвардия» выпустила не более чем размышления на заданную тему.
19 марта 2011 Поделиться
В Москве на доме, где многие годы жила Екатерина Фурцева висит мемориальная доска: «Здесь с 1949 по 1960 жила выдающийся деятель культуры Екатерина Алексеевна Фурцева». Доска, разумеется, очень спорная. Начиная с того, была ли Екатерина Алексеевна деятелем культуры как таковым, а уж тем более выдающимся? Говорят, что она была душителем любого творчества, вымогала взятки за командировки у Галины Вишневской и не позволяла Ролану Быкову играть Пушкина, на которого он был страшно похож. Или, быть может она, наоборот, старалась защитить деятелей культуры от тяжелой руки советского чиновничества. Благодаря Фурцевой в Пушкинском музее появились картины Шагала, а театр «Современник» не только не был закрыт, но его главный режиссер Олег Ефремов получил назначение в первый театр страны, во МХАТ. Вообще, как так получилось, что имя далеко не первого человека в государстве (министру культуры даже спецсвязь или служебная дача не полагались) пережило не только эпоху, но и до сих пор на слуху. В отличии от многих ее более успешных коллег (кто теперь помнит кто такой Фрол Козлов? А ведь он считался основным претендентом на кресло Хрущева) о личности Фурцевой спорят до сих пор, сплетни о ее поведение до сих пор будоражат сознание бывших советских людей. Книга Леонида Млечина про Екатерину Алексеевну вероятно должна была создать некий целостный образ бывшего министра культуры. Но, к сожалению, не создала. Одной из основных особенностей всей серии «Жизнь замечательных людей» всегда был тот факт, что герой книги изображался не сам по себе, но был вписан в окружающую его действительность, рассматривался в контексте эпохи. С книгой Леонида Млечина это правило сыграло отвратительную шутку. Фурцева потерялась на фоне времени, особенно это чувствуется в начале книги, когда автор касается военных и первых послевоенных лет жизни своей героини. Млечин гораздо больше места в книге посвящает рассказу о преступлениях Сталина, об эвакуации людей из брошенной начальством Москвы, а о скромном секретаре райкома просто забывает. Можно сказать, что главным героем первой половины книги неожиданно оказывается «вождь всех народов». Млечин громит Сталина, вываливая на читателя гору необработанных свидетельств против тогдашнего первого лица Советского государства. В ход идет все: от неумения ездить верхом (якобы именно по этой причине Парад Победы принимал Жуков), до привычки напиваться коньяком и кидать в потолок дефицитные помидоры. Фурцева попала в окружение Сталина лишь в самом конце его правления, а значит, плохо понятно какое отношение эти колоритные эпизоды имеют к основной теме книги. Единственное объяснение известная любовь публицистов горбачевских времен сводить любой вопрос российской истории к осуждению товарища Сталина. Леонид Михайлович, это уже давно не модно и малоактуально. Что же до глав, посвященных деятельности Фурцевой на посту министра культуры, то тут Млечин вместо того, чтобы подробно остановиться на ее деятельности уходит в пересказ (часто с опровержением) всевозможных баек и сплетен, преследовавших Фурцеву всю ее жизнь. Рассуждения же автора о причинах смерти Фурцевой настолько туманны, что не позволяют читателю сделать какие-либо выводы. Я абсолютно уверен, что книга Млечина абсолютно не закрывает тему о роли «самого элегантного советского министра» в советской истории. Более того, к сожалению, она эту тему даже не приоткрывает. «Молодая гвардия» выпустила не более чем размышления на заданную тему.

При копировании отзывов о книге «Фурцева» ссылка на Imhonet.ru или на автора отзыва обязательна.